62 subscribers

Сын думал, что тёща болеет, помогал от души.. А потом дар речи потерял, от её наглости!

-Да никто не мог подумать, что люди такие хитрые бывают и продуманные. Да и как представить такое, если с человеком живешь под одной крышей уже 15 лет, — говорит Ирина Олеговна, — чего Варе не хватало, интересно?

-Ну она-то все это объяснила? Вроде бы ты говорила, что живут твои дети хорошо, дружно, зачем невестке такой обман понадобился?

-Она объяснила, — усмехается невесело Ирина Олеговна, — только от ее объяснений еще тошнее стало. Сын сказал, что разводиться будет, сватья что-то пытается мне по телефону рассказать, но, честно говоря, слушать уже нет желания.

Сын думал, что тёща болеет, помогал от души.. А потом дар речи потерял, от её наглости!

У Ирины Олеговны имеется взрослый сын, сейчас ему 39 лет, есть невестка Варвара и двое внуков 11 и 6 лет. До недавнего времени пожилая дама считала семью сына чуть ли не идеальной: живут дружно, работают оба, сын и дочка умненькие, здоровенькие. Ее вниманием не обижали, в гости и сами приходили, и к себе звали.

-Квартира у сына от отца, мы же с ним в разводе давно были, а 20 лет назад бывший муж умер, потом его мать через год за сыном отправилась, из наследников только мой Пашка, — поясняет Ирина Олеговна, — он до женитьбы там не жил, потихоньку мы с ним там ремонт сделали, не сдавали, нет, ни к чему была морока.

С Варварой Павел учился вместе в институте, девушка была родом с Дальнего Востока, после института сначала стали жить вместе в той самой двушке, потом расписались.

-Сватья на свадьбу не приезжала, — говорит Ирина Олеговна, — далеко, долго, один перелет в копеечку влетает. Она вообще 2 раза только была у них. Когда старший внук родился и второй раз вот недавно.

-Мама болеет, — сказала Варвара мужу, когда их первенцу было 3 года, а она только-только вышла из декретного отпуска.

-И заплакала даже, — вспоминает Ирина Олеговна, — мол, твоя мама рядом и здоровая, а моя далеко и недомогает.

Муж предложил Варваре поехать и навестить мать, но она отказалась: дорого, давай лучше эти деньги маме переведем, пусть во Владивостоке нормальное обследование пройдет, а то у них в городке медицина никакующая. Павел жену поддержал, деньги, равные стоимости билетов туда-обратно, маме почтовым переводом послали.

-Прошла она обследование? — интересуется подруга Ирины Олеговны.

-Невестка сказала, что прошла. И еще горше заплакала. Даже диагноз назвала, трудновыговариваемый. Я сватье позвонила: «Ну ты как? Врачи что говорят? Может лучше к нам в Москву на лечение?»

-Врачи говорят, — ответила мама Варвары, — что есть надежда, если лечиться. К вам в Москву? А смысл? Только деньги прокатаю. В Владике нормальные врачи, есть платные клиники, туда бы, да денег нет.

Невестка плакала, Павел ее жалел, мужчина сам, добровольно предложил переводить теще деньги. Маме своей, которая в те годы еще работала, объяснил, что теще нужнее, попросил не обижаться.

-Там же дело о жизни и смерти идет, мама.

-А чего обижаться мне, — говорит Ирина Олеговна, — я после сватьиного диагноза себя считала счастливой: дети рядом, внуки рядом, денег хватает, не голодаю.

Помогали сын с невесткой сватье даже во время второго декрета в прежнем объеме. Сами ужимались, но деньги регулярно переводили. Невестка еще и приговаривала:

-Хорошо, что у Пашки квартира своя, если бы мы еще и ипотеку бы с ним платили, то мамы моей уже на свете бы не было.

-Последние годы, — говорит Ирина Олеговна, — посылали очень крупные суммы, тысяч по... Продолжение истории