«Это мёртвые сами её наказали…»

114 full reads
131 story viewUnique page visitors
114 read the story to the endThat's 87% of the total page views
4,5 minutes — average reading time

В деревне уверены – без потусторонних сил не обошлось. Рядовое дело о краже железной трубы стало чуть ли не мистическим триллером. И говорят о нём теперь с оглядкой. Вчера похоронили человека, которого многие считают причастным к случившемуся.

Началась эта история с банального визита в редакцию жителя деревни Костеньки. В кабинет вошел мужчина, и с порога спросил: «Ну и что с ними делать будем? Разве ж так можно?». Оказалось, возмущался Сергей Гордеевич действиям вандалов, которые вырвали из земли железную трубу и повредили единственную дорогу на старое деревенское кладбище.

«Это мёртвые сами её наказали…»

Деревня Костеньки всего-то в 6 км от города Назарово. Некогда была зажиточной и насчитывала сотни дворов. Своих хоронили за ближайшим лесом. С годами деревня пустела, полвека назад хоронить стали на городском погосте. Но дорогу на деревенское кладбище не забыли.

«Это мёртвые сами её наказали…»

За могилами ухаживали, восстанавливали памятники. Туда и сейчас регулярно ходят навещать могилы родных нынешние и бывшие жители деревни. Ходят, потому что проехать там с некоторых пор можно далеко не всегда и не на каждой машине.

Лет десять назад предприимчивые дельцы повадились воровать за деревней лес. Вывозили его тяжелой техникой и так разбили старую дорогу, что даже пешком пройти было сложно. Самым проблемным участком дороги стал ручей. Большие колеса самосвалов «размяли» русло так, что проехать можно было только на вездеходе. Терпеть такое сельчане не стали и посыпались многочисленные упреки в адрес главы сельсовета. По версии местных, он прекрасно знал, кто незаконно пилит лес и портит дорогу.

За деревьями светлеет просека, где расположено деревенское кладбище
За деревьями светлеет просека, где расположено деревенское кладбище

В 2015 на встрече земляков люди попросили восстановить проезд на кладбище. Потребовалось вмешательство главы района, чтобы сельсовет решил эту проблему. Нашли железную трубу, проложили её там, где ручей размывает дорогу, утрамбовали. Постепенно вся дорога к кладбищу покрылась дерном и стала вполне себе пригодная. Пусть не на низких иномарках, но на отечественном автопроме и кроссоверах в сухую погоду добраться через лес можно было. Люди стали ездить чаще, обновили памятники на могилах. Оставалось только срезать старые бугры на въезде в лес со стороны деревни. Это планировали сделать с уже вновь назначенным главой сельсовета. Но тут эта незадача…

«Это мёртвые сами её наказали…»

На днях кто-то так варварски вырвал ту самую трубу, чем опять сделал дорогу непригодной. Следы от трактора прекрасно видно.

 Дождей ещё не было и протектор чёткий.
Дождей ещё не было и протектор чёткий.

Не сложно определить и какой технике он принадлежит
Не сложно определить и какой технике он принадлежит

Есть и явный след от самой трубы, которую тащили волоком.

«Это мёртвые сами её наказали…»

Аккуратно, пока ещё холодно через ров можно перебраться. Но это сейчас. Весной земля оттает и провалится, ручей пойдёт верхом и низину вновь размоет.

«Это мёртвые сами её наказали…»

«Ведь ещё три дня назад там проезжал, всё нормально было, - сокрушался Сергей Гордеевич,- и вот на тебе! Разворотили. И видно, как и куда трубу эту тащили. И что обидно, свои ведь сделали! Свои! Ничего не боятся, ничего святого нет».

Местные уверены - знают вредителей. Знают, чей трактор, куда тащили, кто командовал. Трактор в деревне, и правда, вещь приметная. Спрятать не получится.

Если трактор в хозяйстве имеется, знает об этом вся деревня
Если трактор в хозяйстве имеется, знает об этом вся деревня

Договорились, что я свяжусь с главой сельсовета и напишем заявление в полицию. Хотя прекрасно понимали, что добиться чего-то в этой ситуации практически невозможно. Дорогу сельсовет не обслуживает, труба по факту ничья, деньги на неё из бюджета не тратили. Значит, ущерб в реальных деньгах не оценить, не предъявить. Это и воры прекрасно понимали. Потому так нагло действовали. Но спускать всё это нельзя. Надо попробовать «ударить по рукам» вандалам.

На том и расстались. Отложить дело в долгий ящик не получилось. В этот же день мне позвонили местные и заверили: «Ларискиных рук дело!». Информация отчасти подтвердилась. Так впервые в этой истории появилась женщина, которую прекрасно знает вся деревня. Местный предприниматель, активистка. Отношение к ней в деревне неоднозначное. Чем и как зарабатывает, в подробностях знают немногие. Но раздражение соседей к делу не относится. Мы договорились с главой сельсовета, что с предприимчивой леди поговорят и очень настойчиво посоветуют ей восстановить дорогу. Не успели поговорить ….

«Это мёртвые сами её наказали…»

Вечером того же дня Лариса погибла в машине по дороге из деревни, в 300 метрах от городского погоста. «Это мёртвые сами её наказали», - уверенно вздыхает пожилая Мария, обсуждая происшествие.

По словам представителя сельсовета, участковый побывал в деревне. Осмотрел место, пообщался с некоторыми жителями. И якобы ничего не выяснил. Не видели, мол, люди и не слышали ничего. Допускаю, что общался не с теми. Потому поделилась контактами переживающих за исход дела. Волнует всех и другой вопрос: «Кто теперь восстановит дорогу?». Сельсовет пока не готов отвечать на это…

«Это мёртвые сами её наказали…»

Десять дней назад в деревне открывали долгожданный памятник участникам войны. На плитах имена всех, кто вернулся в деревню с фронтов Великой Отечественной и тех, кто навеки остался молодым. Возводили стелу общими усилиями, на открытие издалека съехались земляки. Для них память о старожилах деревни - дело святое. На вопрос, почему пришло так мало нынешних жителей, отвечала как раз Лариса: «Да кому нужен этот ваш памятник?».

Нужен. И памятник нужен, и могилы дедов - прадедов, и память нужна о тех, кто жил в этой деревне. Потому как без памяти о прошлом не может быть будущего. Это прекрасно понимают все, кто бережно относится к истории своих семей и малой родины. Остальным- Бог судья. Или кто- то там ещё судит…..

Елена Кравченко