Настя

Интервью в рамках подготовки книги «История опыта» с семьями, прошедшими обучение по программе «Территория радости» в АНО «Родительский центр «Подсолнух»

Настя, 2021 г.
Настя, 2021 г.

Расскажи сколько лет тебе было когда ты пришла сюда?

Лет семь-восемь.

А сейчас тебе сколько?

Четырнадцать.

То есть прошло довольно много времени? А твои отношения с родителями как они изменились за это время?

Надо подумать (улыбается). Наверное, в лучшую сторону.

Чему ты научилась здесь? Что-то о себе новое узнала, открыла себя с новой стороны?

Не знаю.

Представь, что у тебя есть возможность рассказать кому-то о «Подсолнухе» — тому кто еще не знает о нем. Что бы ты рассказала?

Что бы я рассказала? Не люблю вопросы, не люблю отвечать (улыбается) — люблю задавать.

О чем бы я рассказала? О том, что здесь очень добрые люди, они помогают. Они не смеются над твоей проблемой, а ее разбирают по частям. Не просто как в школе — вот тебе тетрадь, пиши. Тут все идеально разбирают, по словам, по буквам — чтоб понятно было.

Занятие в группе, программа «Территория радости, АНО «Родительский центр «Подсолнух»
Занятие в группе, программа «Территория радости, АНО «Родительский центр «Подсолнух»

Комментарий специалиста

— Елена Петрусенко, психолог Родительского центра «Подсолнух»

У Насти очень много практических навыков, она хорошо знает, как убирать, готовить, за кем-то следить, за кем-то ухаживать, кого-то утешать. Она очень эмпатичная, очень чуткая, но в ней также очень много невысказанного, непрожитого. Сейчас у нее снова актуализируется вопрос о том, где родственники — что стало с братиком и сестренкой, возможно, она все-таки не проговорила еще, какое у нееотношение к маме.
В состоянии адаптации к новой семье и переживаний Настя воспринимала все как есть, как будто так и нужно, поэтому так и делала, но часто отключалась, не осознавала, что происходит вокруг. Ей было людно, шумно, ничего не понятно. Это такие моменты, когда Настя была полностью потеряна и не воспринимала блага и возможности, которые ей предлагались, только потому, что для нее это было слишком. Чрезмерные такие предложения, чрезмерные сигналы, которые она просто не могла объять. И она закрывалась.
Одной из острых точек было то, что Насте было сложно говорить о том, что ей сложно, ей просто не хватало словарного запаса и навыка о таких вещах рассказывать. «Почему так много людей — это что, праздник какой-то происходит на улице?» — комментировала Настя прогулку по Невскому проспекту в будний день.
Она приезжала на тренинг и говорила: «Почему так шумно?» — хотя на тренинге ограниченное количество ребят именно из-за этого, не 15, не 20, до 10 человек, и все равно: «Почему так много? Почему они все кричат?»
Проблема не в том, что ребенок себя как-то плохо ведет или родитель как-то устал от того, что он занимается ребенком, а ничего не помогает.
Проблема в том, что наступает растерянность среди взрослых и они задаются вопросами: «Что делать, как помогать? Почему то, что я делаю,не помогает?»
И тогда нужны специалисты, которые понимают такие особенности детей и могут поддержать взрослого и научить действовать.

Летний выезд на базу Родительского центра«Подсолнух», программа «Территория радости»
Летний выезд на базу Родительского центра«Подсолнух», программа «Территория радости»

Мы сейчас со всеми, с кем разговариваем в «Подсолнухе» советуемся в какой форме было бы удобно получать информацию.

Если для детей говорить, то в какой-то игровой форме. А для взрослых, чтобы было все прямо по-взрослому. Всякие поучения, еще что-то.

А в игровой — это мероприятия типа квестов?

Да, типа квестов.

А то, что эти занятия много лет — это такая редкость для любого обучения.

Здесь все время начинаю интересные какие-то программы. Не говорят «давай рисовать одну и туже куклу, чтобы она была как настоящая». Здесь все время придумывают что-то новое, чего не было. Чтобы не как на работе — листы, листы, буквы, буквы.

Как проходят занятия?

Сначала спрашивают, как у вас дела, что было, что нового произошло, а после с детьми уже по-игровому — играем и так далее. Конечно, рисуем, общаемся. А взрослые, конечно, я не знаю, но что-то такое — как на работе. Учат поведению с детьми — поставить себя на их место — если вы хотели такого, то попробуйте сначала посадить себя на их место.

Комментарий специалиста

— Елена Петрусенко, психолог Родительского центра «Подсолнух»

Настя действительно очень искренний ребенок, но до сих пор она не всегда, как и все наши ребята, может отличить искренность других от лжи, иронию от сарказма, иронию от шутки, шутку от просто правды. Например, когда говорят: «Какая ты умница»— она отвечает: «В смысле? Ачто? Что я такого сделала?» Это добавляет Насте трудностей в коммуникации со сверстниками.
Конечно же, Настя пыталась строить отношения и самопрезентацию так, как она понимала. «Я буду отвечать последняя», — говорила Настя в первый год на тренинге.
Она послушает всех, насколько ей хватит терпения, проанализирует всех и скажет то среднее, что более-менее к ней относится. Это жутко раздражало других детей: «Ты что повторяешь? Ты зачем это делаешь? Ты нас бесишь». Но Насте удавалось не реагировать на ребят и продолжать удерживать внимание, слушать и брать от других то, что подходит ей. Это было настолько важно, что она пыталась узнать, вписаться, адаптироваться, подружиться.
Сопровождение семьи нужно для того, чтобы понять, сколько у ребенка сейчас, пока он наблюдает, есть ресурса еще, и прогнозировать поведение. И как раз психолог или психологические группы помогают ребенку погружаться в пространство безопасно, чтобы он мог анализировать, делать выводы и снова выходить в мир, где можно наблюдать. Для такой работы появляется свое место, и чтобы освободить это место в реальной жизни, чтобы в реальности можно было жить, наблюдать, общаться, а анализировать все, что произошло, там, где для этого есть определенные ресурсы.

Читайте также:

«Территория радости». История семьи Дани

Даня