4 subscribers

Петенька схватился за протянутую руку, как утопающий за соломинку, преданно, пособачьи глядя в глаза своего кумира. – И вообще,

Петенька схватился за протянутую руку, как утопающий за соломинку, преданно, пособачьи глядя в глаза своего кумира. – И вообще, поручик. – Александр украдкой поморщился. – Лучше выбросьтека из головы все эти глупости… Скоро в бой. Почти в этот самый момент грузовик замедлил ход и остановился, по пологу кузова требовательно постучали, и голос Ладыженского сообщил: – Приехали, господа. Пора… 24 – Ваша светлость! Ваша светлость!.. Борис Лаврентьевич с трудом разлепил глаза и с огромным недоумением уставился на трясущегося без малого восьмидесятипятилетнего лакея Евграфыча, настоящего патриарха, «ходящего» за «барином» с незапамятных времен. На светящемся табло часов только что выскочили несуразные розовые цифры «4:12». «Чего четыре – дня или ночи? – с трудом, словно несмазанные шестеренки, ворочались, просыпаясь, мозги всесильного князя. – Хотя… Четыре дня это вроде бы шестнадцать…» Словно в подтверждение, сквозь щель неплотно сдвинутых гардин пробивался синий предрассветный луч. – Беда, ваша светлость!.. – Какого черта ты, старый, меня будишь в такую рань?! – взбеленился, окончательно просыпаясь, светлейший. – В дворники захотел? В истопники? Я вот тебе дам, хозяина ни свет ни заря будить! В богадельню, сегодня же! Сей момент!.. Старик медленно и раздельно, словно огромная кукламарионетка, заржавевшая в сочленениях, рухнул на колени, дробно грохнув ветхими костями об пол, однако упрямо продолжал талдычить свое: – Беда, батюшка! Не гневись ты на старика никчемного, беда!.. – Да в чем же дело?!! – заорал Борис Лаврентьевич, швыряя в сердцах в старика скомканным ночным колпаком и садясь на кровати. – Пожар, что ли? Толком говори, орясина пскопская! – Из дворца посыльный, батюшка! Говорит: бунт!.. Сон слетел с Челкина, будто его и не было. Бунт? Неужели Дума устала заниматься говорильней и отважилась на открытое выступление? Ну все – хватит миндальничать с этими доморощенными демократами! Слава богу, они первыми решились на выступление и этим шагом взяли всю ответственность на себя. Теперь Европа и пикнуть не посмеет! Раздавить, расстрелять нечисть! Чтобы и духу не осталось от этого осиного гнезда на Святой Руси…