0 subscribers

Классики на экране

Классики на дисплее? Снятая украинская классическая литература? Да, уважаемые читатели знают, что имена Франко, Коцюбинского, Нечуя-Левицкого не раз уже мерцали перед ними на экране темного кипо-театра. «Николай Джеря», «Борислав смеется», «Бурлачка» — это ведь не только фильм, но и книга, давно знакомая, давно уважаемая книга.

Однако название этих заметок: «Классики на экране» — достаточно рискованное, и правды в нем очень мало. Вернее заглавие было бы – «Что осталось от классиков на экране».

Ибо оказывается, что Вербовскому тягу, Николаю Джерри, очень тяжело, не изменившись самому чуть ли не от темени до пяти перейти длинный путь со страниц книги к белому полотну экрана.

Не думаю, чтобы кинематография по своей злой воле меняла ампутировку, перерабатывала классические произведения. Возможно, что какие-то неизменные и строгие законы этого искусства принуждают творцов его к таким «кощунственным» актам? Возможно, что, несмотря на все уважение ее уважение творца-фильмаря к тому или иному творцу, к его словам, к его стремлениям, к его работе, он не может не изменять его?

Это действительно так?

Литература, даже живопись и архитектура знают только индивидуальный творческий акт. В руках писателя — перо, перед ним — бумага, верное, послушное и испытанное орудие, и замысел его, писательская идея не знает многих препятствий, мешающих ей найти определенный и достойный свой эквивалент в материалах слова, краски, камня. Когда мы не имеем в конкретном произведении литературы абсолютной копии творческой идеи, то во всяком случае имеем более или менее точное, относительное отражение ее.

Побеждая только себя, свою психическую инерцию, и побеждая материал, уже веки выработавший традицию и приемы его побеждания, литератор выступает как индивидуальный творец, что ответственность за произведение падает на него самого.