3 subscribers

Попытки

Как видим, первую задачу выполнить точно, или, как говорится, на все 100%, она не может. Вся ее художественная природа, все законы ее внутренние, все ее специфические приемы оформления как литературного (сюжет, фабула), так и образового (пейзаж, психологическая акция) материала противоречат этому.

Ведь сфотографированная литература, как и сфотографированный театр, не есть кинематография. Мы не говорим уже о тех требованиях современной активной идеологической ценности фильма, которые также влекут за собой большие, порой и значительные изменения в строении определенного литературного произведения.

Именно эти требования и делают очень сомнительным то, что классическая украинская литература может помочь нашей кинематографии выбраться из глухого зазубня сценарного кризиса.

Определенного, именно определенного выхода, гарантированного выхода из этого зазубня даже ампутированная, переработанная, кинофицированная украинская классическая литература дать не может.

Попытки кинофикации украинских классиков доказали, что фильмы, сделанные по их произведениям, выглядят целиком и историческими фильмами и что используется из классического произведения в фильме наиболее исторически-бытовой материал, вкладываемый затем в совсем другие иногда фабульные формы. Фильм «Василина», сделанный по повести И. Нечуя-Левицкого «Бурлачка», является ярким доказательством тому.

Фабульные изменения в запечатленном произведении претерпевает наибольший конец. Так и «Николай Джеря» и «Вдогонку за судьбой» и особенно «Василина» — развязка их действия совершенно иная, чем развязка Причинились к этому моменты идеологического порядка.

На примере «Николая Джерри» это ясно видно. Идиллический конец этой повести Нечуя-Левицкого, примирение старого Николая с миром, тихая пасека и любимые разговоры, такое перерождение бунтаря и протестанта — для массового, влиятельнейшего искусства кинематографии, что и не имеет порой возможности в незначительном метраже. путь этого бунтаря к тихой пасеке, конец совершенно невозможен, и то не только из мотивов идеологических, но и мотивов художественных. Ведь эта идиллия сводит на нет в психике зрителя всю ту борьбу, эрцы героя за свою правду, прошедшую через зрителя на экране.