155 subscribers

- Из-за тебя мой сын погиб, - кричала мать невестке, - и внук мне тоже не нужен

4,6k full reads
4,9k story viewsUnique page visitors
4,6k read the story to the endThat's 94% of the total page views
4 minutes — average reading time

- Вот, мама, знакомься, это моя невеста Оля, - произнес Николай.

Маргарита Ивановна оторвалась от своих грядок, отряхнула от земли руки и посмотрела на сына. За его спиной, видимо, от смущения, пряталась молоденькая девчонка. Стройная, длинноногая, одетая в очень скромно и просто.

- Ну что ж, давайте знакомиться, раз невеста. Милости прошу в нашу семью, - Маргарита Ивановна широко улыбнулась и пригласила гостей.

Жила она в деревне вот уже много лет. Здесь родилась, вышла замуж за очень хорошего человека, а затем у четы родился сын и почти сразу же случилось несчастье. Мужа Маргариты и отца Николая Степана засыпало во время уборочной зерном. Кто-то забыл закрыть решетку на яме бункера, и несчастного утянуло в яму, куда на него тут же обрушился многотонный поток пшеницы.

Виновные, конечно, нашлись и даже отсидели положенный им срок, но человека было уже не вернуть. Вот и воспитывала Рита сына одна, замуж так больше и не вышла, хотя многие сватались к симпатичной и бойкой на язык вдове. Но она все свои силы и любовь положила на воспитание любимого, единственного и самого дорогого Колюшки.

Вырастила сыночка всем на зависть, тот не только хорошо учился, но и был отличным музыкантом, танцором и душой компании. Закончил школу, техникум, сходил в армию и устроился в городе на работу. И вот, надо же, невесту матери привез.

- Оленька, а чем вы занимаетесь, - накрывая стол расспрашивала будущую сноху женщина.

- Оля еще учится на медсестру. Скоро заканчивает, и мы планируем вернуться к нам в деревню. В медпункте же давно ждут специалиста, да и мои руки, надеюсь, в колхозе пригодятся.

Маргарита Ивановна недовольно взглянула на сына, нет, не такой судьбы она желала любимому отпрыску. Зачем в деревню обратно? Разве в городе плохо? Тем более что на заводе обещают Коле квартиру дать.

Все это она высказала сыну, но только услышала в ответ:

- Мам, ну ты чего? Разве не рада, что мы будем жить поблизости? К тому же, внуки народятся, нянчиться будешь!

- Ну, до внуков еще поди как до Луны, - резко ответила будущая свекровь, - да я же вам добра желаю. Какая у нас в деревне перспектива? А там – город, возможностей больше.

- Мы так решили, - сказал, как отрезал Николай.

Оля тихой мышкой сидела и помалкивала, не смея вмешиваться в разговор, но было ясно, что она полностью поддерживает мнение мужа.

- Ну, ваш выбор, ваше право, - поджала губы Маргарита Ивановна, - живите, как хотите.

Больше к этому разговору в семье не возвращались, а Николай с Олей вскорости переехали в деревню. Оля стала работать, как и планировала, медсестрой в ФАПе, а Николай пошел в МТМ. Днями и ночами пропадал в мастерской, а во время посевной и уборочной и вовсе сутками не было дома. Молодые получили от совхоза добротный дом практически по соседству с матерью, и жили бы да радовались, тем более что вскоре сообщили матери радостную весть о том, что она станет бабушкой.

- Вот откуда дитю взяться, - поджала губы Маргарита Ивановна, - если вы целыми днями на работе. Ветром что ли надуло?

Не то чтобы она не любила Олю, просто не могла понять, как такая утонченная городская барышня променяла город на их деревню? Конечно, Коля у нее жених завидный и парень неплохой, но что-то уж больно тут не чисто. К тому же сноха кроткая и покладистая, слова против не скажет, всем в рот смотрит. Тоже подозрительно. А тут – ребенок будет! Ну, вот скажите на милость, откуда бы ему взяться?

Шло время, рос живот Оли, молодые радовались будущему сыну или дочке, придумывали имена, мечтали о том, каким он или она вырастет, на кого будет похож, и только Маргарита Ивановна ходила хмурая и всем недовольная.

А потом случилось страшное. В самую февральскую метель у Оли начались схватки, причем до положенного срока оставалось еще пара месяцев.

- Везти надо в больницу, тут не родит, или ребенка потеряем, или мать, - вынесла вердикт прибежавшая на зов акушерка, – ты же сама медик, Оля, все понимаешь.

Николай молча вышел из дома и стал прогревать старенький Москвич, а потом одевшись потеплее, бережно вывел жену, усадил в машину и ударил по газам.

До города добрались без приключений, сдав Олю на руки врачам, несмотря на уговоры жены переночевать у друзей, пустился в обратный путь.

Метель усиливалась, видимость нулевая. Коля торопился домой, чтобы успеть утром выйти на работу, но… не сложилось.

Утром в дом Маргариты Ивановны участковый принес страшную весть. Похороны, поминки, а тем временем Оля родила сына, который никогда не увидит отца.

Домой с ребенком молодая мать возвращалась одна.

- Из-за тебя мой сын погиб, - заявила ей свекровь, - и внук мне тоже не нужен!

Маргарита Ивановна полностью погрузилась в свое горе, она холила и лелеяла его, порой неделями не выходя из дома, запустив все хозяйство и огород.

- Ну что же вы так, - однажды обратилась к ней сноха, - давайте я вам прибраться помогу!

- Убирайся, не хочу тебя и твоего отпрыска видеть, вы у меня единственного ребенка забрали!

Ольга молча повернулась и вышла из дома. Она больше старалась не встречаться со свекровью, хотя когда живешь в одном селе это сделать трудно. Растила Ванечку, затем, когда декретный закончился, пристроила его в детский сад и продолжила работать в медпункте. Жила тихо и скромноЮ полностью посвятив себя сыну.

Однажды Маргарита Ивановна проходила мимо участка детского сада и услышала за спиной шепот:

- Посмотрите-ка на нее, с родным внуком общаться не хочет. Ладно, сноха – человек чужой. Но тут же кровинушка родная, тем более – вылитый Коля!

И тут Маргариту Ивановну словно из ушата облило. Действительно, что же это она? Это же Ванечка, ее внук, Коленькино продолжение. А она его ни разу толком не видела, не держала на руках, не интересовалась, как она растет.

Бегом подбежала она к детсадовскому участку и, не обращая внимания на опешившую воспитательницу, кинулась к играющим детям. В голове колотилась мысль – узнаю ли своего? Должна узнать, сердце подскажет!

Так и случилось, из десятка копавшихся в песочнице малышей она безошибочно определила своего внука – черноглазого и вихрастого, самого дорогого и родного. Она подхватила на руки ничего не понимающего ребенка и крепко прижала его к своему сердцу. На глаза навернулись слезы:

- Ванечка, прости меня, родной, прости свою бабку!

А потом с головы до ног покрыла жаркими поцелуями заплакавшего мальчишку.

Наконец, она подняла глаза и посмотрела по сторонам, не выпуская из рук притихшего внука и увидела, что на нее, улыбаясь, смотрит Оля:

- И вы нас простите, мама!

- Из-за тебя мой сын погиб, - кричала мать невестке, - и внук мне тоже не нужен