0 subscribers
On the stairs, I heard screams, somewhere on the fourth floor. It was there that the apartment was where I was to give lessons. When I went up there, it turned out that there was nothing to knock on - someone had taken the door of the apartment from its hinges. She stood on the landing, against the wall. Smoke was pouring from the apartment. The Mehovik was drooling, his tongue twisted. He smelled of vodka.

“German can always come in handy,” he muttered. - You don't know what will happen. His eyes were like two white bubbles behind the ears of a frog. The wife, fleeing the smoke and fumes, leaned out the open window. The smoke enveloped her, then stretched out and lay like pillows on the trees. It was stuffy that day and not a breeze; smoke hung in the crowns of old poplars.

На лестнице я услышала крики, где-то на четвертом этаже. Как раз там находилась квартира, где мне предстояло давать уроки. Когда я поднялась туда, оказалось, стучать не во что - дверь квартиры кто-то снял с петель. Она стояла на площадке, у стены. Из квартиры валил дым. Меховик пускал слюни, язык у него заплетался. От него несло водкой.

- Немецкий язык всегда может пригодиться, - пробормотал он. - Поди знай, что будет. Глаза у него были как два белых пузыря за ушами у лягушки. Жена, спасаясь от дыма и чада, высунулась в открытое окно. Дым окутывал ее, потом тянулся наружу и ложился подушками на деревья. В тот день было душно и ни ветерка, дым висел в кронах старых тополей.