4 subscribers

–Посидите пока здесь, а я пойду, узнаю, что и как.– Лусия вышла из автобуса, Менике поспешил за нею. Она величаво проплыла мимо

–Меня зовут Лусия Альбейсин,– объявила она с ходу ошарашенной администраторше.– Меня вместе с моей труппой пригласили выступать в вашем театре «Тринидад». Нам нужны номера.Женщина молча окинула взглядом уличную оборванку, облаченную в грязное платье фламенко, и немедленно обратилась за помощью к управляющему.–У нас возле стойки возникли какие-то цыгане,– сообщила она ему вполголоса.Управляющий сразу же подошел к Лусии, уже заранее настроившись на неприятный разговор, глянул на нее и тут же расплылся в приветливой улыбке.–Лусия Альбейсин, я полагаю?–Si, сеньор. Какое счастье, что хоть кто-то узнает меня в этой благословенной стране.–Для нас большая честь видеть вас у себя. Лично я трижды посмотрел фильм с вашим участием,– добавил управляющий.– Чем могу быть полезен вам, сеньора?Через пятнадцать минут все члены труппы были заселены в роскошные номера. Сама Лусия поселилась в номере люкс. Весело пританцовывая, она обежала все помещения своего номера, схватила по пути пару яблок и апельсин из фруктовой вазы, а еще пару пепельниц и кусок мыла из ванной комнаты. Спрятала все это в комоде с намерением забрать с собой, когда покинет это пристанище.–Нам надо поесть,– объявила она всем остальным артистам, которые собрались в ее номере.– Закажите мне сардины, если вы сумеете отыскать их в меню на португальском языке, а я тем временем приму ванну.–Надеюсь, Геральдо выдаст нам небольшой аванс. Ведь эти номера стоят баснословных денег. Поистине, королевские покои,– пробормотал про себя Хозе, сделав пару глотков из бутылки бренди, которую он обнаружил в баре.Когда в номер подали еду, все уселись на пол и жадно набросились на съестное. Ели прямо руками. После чего отправили Фернанду и ее брата в город, поскольку они оба разговаривали на португальском. Нужно было срочно найти что-нибудь подходящее для Лусии, чтобы ей было в чем отправиться на встречу с импресарио, поскольку ее собственное платье фламенко в данный момент отмокало в ванной.–Ну, как я выгляжу?– поинтересовалась она у Менике через час с небольшим, крутанувшись перед ним в обновке – платье в красную клетку, которое Фернанда отыскала в отделе детской одежды местного универмага.–Великолепно!– улыбнулся в ответ Менике и поцеловал Лусию.– Мне пойти с тобой?–Нет. Будет лучше, если я отправлюсь на эту встречу одна,– ответила она, направляясь к дверям.Прихватив с собой Бернардо в качестве сопровождающего и переводчика, Лусия довольно быстро отыскала офис импресарио. Правда, секретарша попыталась остановить ее, говорила, что шефа нет на месте, но Лусия направилась прямиком в кабинет.–Геральдо,– обратилась она к мужчине, сидевшему за внушительным письменным столом,– я уже приехала!Тучный мужчина с усами оторвал свой взгляд от каких-то бумаг и уставился на Лусию. В конце концов он узнал ее и жестом приказал взволнованной секретарше покинуть кабинет.–Сеньорита Альбейсин, как я рад встретиться с вами лично,– проговорил он на ломаном испанском.–И я тоже, сеньор.–Пожалуйста, присаживайтесь! И прошу прощения за свой скверный испанский. Это ваш отец?– Геральдо кивнул на Бернардо, который застыл рядом с Лусией, словно часовой на посту.–Нет. Я прихватила его с собой на всякий случай в качестве переводчика.– Лусия величаво махнула рукой в сторону шофера.– Спасибо, Бернардо. А сейчас ступай, подожди меня в приемной. Итак, где находится тот театр, в котором я должна выступать?–Я…– Импресарио ошарашенно уставился на нее во все глаза, словно увидел перед собой привидение.– Должен признаться, я крайне удивлен, увидев вас здесь.–Но разве мы могли подвести вас, сеньор?– улыбнулась в ответ Лусия, усаживаясь в кресло напротив него.– Чему же тут удивляться?–Но Мадрид… Атаки националистов… Я был уверен, что вы не сможете приехать к нам. Ведь ваше первое выступление должно было состояться еще вчера.–Я помню об этом, сеньор. Но вы же понимаете, возникли некоторые трудности с выездом из страны. Но, слава богу, мы здесь, и это главное. Хотя, если честно, мы приехали сюда, в чем стояли. Наши деньги конфисковали по дороге военные, а потому я сразу же прошу вас выдать нам небольшой аванс в счет наших будущих заработков, чтобы нам было на что жить.–Видите ли…– Импресарио сосредоточенно нахмурил брови.– Когда несколько дней тому назад я услышал о том, что творится в Испании, при этом не имея никаких известий от вас, я решил, что вы вообще не приедете. И потому я был вынужден…– Он слегка откашлялся.– Ангажировать другой коллектив, который оказался на тот момент, можно сказать, под рукой. Вчера у них состоялась премьера, и, по слухам, они имели успех.–Я рада за них. Но сейчас, я полагаю, вы расторгнете с ними договор, si? Ведь мы же приехали, как и обещали.–Я все понимаю, сеньорита. Но, к сожалению, вы опоздали. И я был вынужден… расторгнуть наш контракт.Лусия недовольно нахмурилась.–Сеньор, может, я вас не совсем правильно поняла, и мне действительно нужен переводчик? Или это правда, что вы разорвали свой контракт с нами?–Боюсь, что так, сеньорита Альбейсин. Мы не могли допустить, чтобы вчера вечером театр пустовал. Мне жаль, что вам пришлось проделать такой длинный путь сюда, но, согласно условиям контракта, вы должны были своевременно прибыть к началу генеральной репетиции, а вы этого не сделали.– Импресарио поднялся из-за стола, подошел к стойке с документами и, порывшись на одной из полок, извлек искомую бумагу.– Вот! Взгляните сами!– Он протянул ей бумагу.Лусия глянула на лист, заполненный словами, которые она не могла прочитать, а потому они для нее ничего не значили. Затем она сделала глубокий вдох: так всегда учил ее Менике – вначале глубоко вдохнуть в себя, а потом уже начинать говорить.–Сеньор, вы знаете, кто я такая?–Знаю, сеньорита. Поверьте, это ужасное недоразумение, но…–Вы называете это «ужасным недоразумением»? По-моему, это катастрофа. Вы хоть понимаете, чего нам стоило добраться до Лиссабона, чтобы выступать в вашем театре?–Могу лишь представить себе, сеньорита, и то весьма отдаленно и в самых общих чертах. И потому отдаю дань восхищения вашему мужеству.–Сеньор!– Лусия поднялась со стула, положив свои крохотные кулачки на кожаную поверхность стола и слегка подавшись вперед, так, что ее глаза оказались всего лишь на расстоянии нескольких сантиметров от глаз импресарио.– Чтобы выполнить свои обязательства, мы рисковали собственной жизнью. Военные забрали у нас все, что мы имели, а вы, вальяжно развалившись в своем удобном кресле, вдруг заявляете мне, что аннулировали наш контракт! Так?!