6 subscribers

— Послушай, попробуй взглянуть на все это с моей точки зрения. Нам срочно надо было действовать. Все это довольно сложно, но уще

— Хорошо, ладно. Я все понимаю. Просто в следующий раз будь добр, извести меня. Все-таки очень досадно слышать о твоих последних деяниях от третьих лиц.— Извини. Я сегодня чертовски долго выбирался из города. А завтра опять туда ехать.— Тогда лучше бы просто там остался, — жестко вырвалось у меня в сотовый эфир прежде, чем я спохватилась умолкнуть.Джулиан ответил не сразу. В трубке слышалось его шумное дыхание. Пару раз выдохнув, он наконец еле слышно произнес:— Надеюсь, на самом деле ты этого не хочешь.На миг я представила перспективу в одиночестве провести ночь в его постели.— Не то чтобы я этого хотела, — уступила я, — просто мне жаль, что тебе придется столько мотаться.— Это ерунда в сравнении с альтернативой.— Так, может, мне просто вернуться в город с тобой?— Нет, — отрезал он. — Слушай, давай договорим потом. Мне не терпится тебя увидеть, а поскольку ты не разрешаешь мне за рулем…— Ох, извини. Ладно. — Я немного помолчала. — Ты все еще хочешь, чтобы я приехала в гостиницу на ужин?— Был бы сильно сокрушен, если бы ты отказалась, — сказал он и повесил трубку. ГЛАВА 17Спустя два часа я заехала на парковку перед отелем «Лайм Инн» и была весьма удивлена, обнаружив ее совершенно пустой. Там не оказалось ни зеленого «Мазерати», ни каких-либо других авто.Я выбралась из «Рейндж Ровера»; в черном шифоновом платье, которым разжилась нынче в аутлете «Сакс», я чувствовала себя не в своей тарелке. Волосы у меня были распущены по плечам — еще одно совершенно непривычное ощущение, поскольку обычно, куда-то отправляясь, я скручивала их резинкой у затылка. Теперь же лишь несколько прядей были убраны от лица изящной серебряной заколкой.Я прошла к парадному входу и толкнула дверь отеля. Передо мной развернулся темный, подсвеченный лишь свечами холл — только у самых окон еще теплился быстро гаснущий свет дня. Я чувствовала себя точно в кроличьем садке: со всех сторон виднелись двери, коридоры, открывающиеся из них комнаты; в воздухе витал неназойливый запах древесного дымка.За стойкой замаячил метрдотель.— Здравствуйте, — негромко обратилась я к нему. — У меня встреча с мистером Лоуренсом. Он уже приехал?— Добрый вечер, мисс Уилсон. Его еще нет, но позвольте я вас провожу?Я проследовала с ним через холл, затем мы свернули налево, в ресторан. Оглядевшись по сторонам, я не заметила ни одного занятого столика. Между тем метрдотель провел меня в небольшую, обшитую деревянными панелями комнату слева от зала. Там, перед камином с пляшущими в нем языками пламени стоял единственный столик.— Не угодно присесть? — предложил метрдотель.Я покорно опустилась на предложенный им стул, от неловкости не зная, что сказать.— Бокал шампанского?— Пожалуй, да, благодарю вас, — кивнула я, и метрдотель поспешно удалился.Не успела я собраться с мыслями, как он уже вернулся, держа в руке подносик с двумя бокалами, исходившими мелкими пузырьками.Джулиан приехал минут через десять. Приблизился он настолько тихо, что я заслышала его появление лишь за мгновение до того, как теплые ладони легли мне на плечи, и Джулиан склонил голову, чтобы поцеловать меня в ту точку, где ключица сходится с горлом.— Я опасался, ты кипишь от ярости.Я коротко усмехнулась.— Нет, не киплю. Уже перекипела. — Я накрыла ладонь Джулиана своей и повернулась взглянуть на него. — Да ты весь при параде! — с невольным укором воскликнула я при виде его смокинга, накрахмаленной до хруста белой сорочке и свежевыбритого лица, сияющего в отблесках пламени.Улыбнувшись, Джулиан пожал плечами:— Нашел минутку привести себя в порядок. Прости, что припозднился, дорогая. Мне так много о чем надо было позаботиться. — Он поднял мою руку и поцеловал. — Бог мой, у меня нет слов. Как же ты обворожительна! Не очень-то честно с твоей стороны, моя радость, ведь я за весь этот ужасный нескончаемый день просто исстрадался по тебе.— Хорошая попытка, Эшфорд.От глубокого вздоха плечи у него приподнялись и опали.— Послушай, может, нам стоит сперва обо всем поговорить? Развеять атмосферу?Я открыла было рот, чтобы выдать какую-нибудь вежливую отповедь, но вовремя поняла, что это будет ошибкой.— Да, пожалуй, что стоит.Потянувшись за своим стулом, Джулиан подставил его к моему.— Родная, — заговорил он, усаживаясь рядом, — когда ты утром позвонила мне из Ньюпорта, я повел себя как болван. Прости меня за это. Я в это время как раз сидел с Джеффом и Дэниелом, пытаясь переварить весь масштаб произошедшего, и был далеко не в лучшем расположении духа. — Он взял в ладони мои руки, приковав к ним взгляд. — Видишь ли, все это достаточно ново для меня.— «Все это»?Джулиан поднял взгляд.— То, что ты вошла в мою жизнь. Что я обязан теперь заботиться о тебе, защищать…— Джулиан, я взрослая женщина, а не твой первенец.Он невесело усмехнулся.— Ты, наверное, мнишь меня этаким жутким викторианским чудищем, стремящимся тебя всячески подавить, подмять под себя.— Нет, конечно же, нет. — Я погладила большим пальцем его кисть. — Но я считаю, что ты по-любому живешь в своем собственном мире, и… и чаще всего это просто замечательно, чудесно. И ты вовсе не господствуешь надо мной, не пытаешься мною управлять — просто заботишься обо мне. Это, разумеется, огромная разница. Существенная разница…— Спасибо, милая, — с жаром сказал он. — Спасибо, что ты это понимаешь.— Погоди, это не все, — воздела я ладонь. — Я понимаю, ты привык поступать, как сам считаешь нужным, привык распоряжаться людьми, говорить, что им делать, но ты не вправе так вести себя со мной. И ты никогда не станешь переходить эту границу между защитой и управлением. И не станешь принимать решения, которые касаются непосредственно меня — типа подачи этой жалобы, — предварительно не поставив меня в известность.— Хорошо, согласен. Но разве не этого же самого я просил от тебя сегодня утром?— Ну, не совсем. В смысле, я ведь всего-то прокатилась до Ньюпорта.— Не пытайся извернуться. Ты собиралась заехать в тот книжный магазин — а это куда серьезнее.— Честно говоря, мне в голову не приходило, что в этом есть какой-то риск. Если б я знала, то непременно сперва спросила бы тебя об этом. Послушай, если это так для тебя важно, обещаю на будущее тебе отзваниваться, прежде чем куда-либо поехать. И буду почаще «отмечаться», чтобы у тебя не было повода для тревог.