0 subscribers

–Так, ну что, ты уже был в третьем? Я тут разминулся с одним из тех челов, которые с нами в начале курить выходили, Хол вроде, о

–Ноуп, только в курсе, что там тоже есть балкон, с которого можно в угаре навернуться. Тот же чел мне говорил, что одна малая чуть не бахнулась вниз, но они остановили этот порыв.–Так это же именно то, что тебе нужно, братан,– Эл оценивающе посмотрел на такой же балкон в этом зале, на котором располагалась чилл-зона.– План такой: становишься на балкончике рядом с какой-нибудь классной малышкой, у самого края, и кто-то из нас как бы случайно ее слегка подталкивает – лучше, наверное, Фай, ей не прилетит в случае чего…–М, что кому прилетит?– Фай как раз вернулась с бутылкой воды под мышкой, на ходу с кем-то переписываясь в телефоне.Лекс пощелкал пальцами, обрабатывая идею.–Фай ее толкнет. И когда та начнет падать, ты ее подхватишь – и бэмс, ты герой вечера и через пару часов уезжаешь с этой малышкой в свою берлогу.Я только разочарованно покачал головой.–Бро, ты насмотрелся каких-то тупых мелодрам. Можем поспорить, что в итоге меня сразу же отошьют, может даже, по лицу получу.–Эл, хватит фантазировать о чужой личной жизни, подумай о своей.– Фай закатила глаза, явно не оценив план Лекса.– Гляньте лучше фотки!Она начала показывать, что наснимала, пока тусовалась в этом зале с выпускницей меда. Оказалось, что эта Лика – бывшая одноклассница брата Фай.–Я так и думала, что где-то ее видела, а потом вспомнила, что когда-то застукала малого с пивом – стоял за школьным стадионом с компанией, когда я вечером туда погнала бегать.– Фай была активным противником детского алкоголизма.– Вот она их всех так активно защищала, я даже забила и просто двинула дальше бегать, а ее запомнила. Интересно, да?– последнее она почему-то спросила у меня.–Ну так, слегка прохладно. А что?–Да я думала, тебе будет интересно, ты же ее так внимательно рассматривал после того, как в нашу фотку влез. Кстати, она ни с кем из своей компашки не мутит, так что… – глядя на хитрую улыбку Фай, я подумал, что нужно быть внимательнее, что ли.Лекс еще раз глянул на фотку и одобрительно покачал головой.–И правда, чел, пора бы уже что-то делать, а то совсем закиснешь.Я сделал вид, что у меня начинается приступ эпилепсии. Обычно это у меня получалось так отвратительно и пугающе, что тему моментально сворачивал любой, кто решал ее поднять, но эти двое, подзуживаемые собственным флиртом и острыми ощущениями, сейчас были к тому же еще и слегка подпитые, и их азарт было трудно сбить.–Реально, вот подумай сам. Мы на тусе, тут столько классных малышек, почему бы не попробовать кого-то найти? Иногда ведь совсем не ожидаешь, а потом – как бац, и все!На этих словах взгляды Фай и Лекса встретились, и первая потупила глаза, а второй смущенно кашлянул. Боже, нет, наблюдать это все же скорее неловко, чем здорово.–Ага, по технике Курта: уверенно подошел, стал позади, начал дэнсить так, чтобы она сама твоих рук задницей касалась, постоял и уверенно отошел с осознанием победы.Фай засмеялась, а Эл чуть не подавился ромом. Еще на последнем курсе он сам подметил эту тактику Кей, которая приносила нужные плоды не чаще, чем виноградная лоза в тайге.–Ты бы лучше не рофлил над ним, а показал, как надо. Хотя возможно, что дело в том, что ты растерял навыки, твои прыжки не так точны, как прежде, и шарм улетучился, пока ты убивался по Ми-Ми, и теперь просто боишься показать, что Акелла-то уже стар.Я фыркнул, слегка смущенный и задетый такой наглостью. Только что собирался рассказать про Алису, но теперь решил пока что придержать эту информацию.–Давай забьемся, что я сегодня склею кого-нибудь быстрее, чем вы от робких переглядываний перейдете к чему-то более конструктивному.Теперь настала их очередь смущаться, но Эл был готов.–Можешь даже не увозить никуда, будет достаточно, если засосетесь!–Базара ноль, давай. Только не расстраивайся потом сильно.Фай допила ром Лекса и разбила, и мы направились обратно на танцпол, где все сильнее росло напряжение и сгущался бит. Я остановился под квадратным балконом с чилл-зоной, на который вела витая деревянная лестница. Прожектор бился в припадке, пытаясь успеть за музыкой, кто-то в толпе уже трясся, кто-то стоял, замерев, кто-то продолжал мерно покачиваться. В этот раз я все же вспомнил и включил камеру на телефоне. Когда напряжение и скорость уже невозможно было повышать дальше, по залу прокатился протяжный электрический треск, за которым, после секундной паузы, обрушился дроп – такой оглушительный, что я несколько секунд двигался, совершенно ничего не слыша, кроме звона в ушах.***Следующий час пролетел на удивление быстро – мне показалось, что прошло минут двадцать от силы, но часы убеждали в обратном.Мы все же зашли в третий зал, и нужно сказать, что там все было реально круто – в сете были сплошные хиты, как текущие, так и десятилетняя классика, замиксованная и отполированная до блеска, да и людей было даже больше, чем в первых двух залах. Периодически даже пускали дым, а еще здесь, наконец, можно было в некоторые моменты и поорать песни – в первом зале на треках вообще не было слов, которые бы не были вплетены в сам бит, а во втором я зачастую не был знаком с текстами, особенно тех треков, что были популярны сейчас.Эл и Фай все больше смелели и танцевали уже не отдельно, а совсем близко, подстраиваясь под движения друг друга. Это мне напомнило о нашем споре. После очередного перекура и четвертого шота мы с ними вышли на улицу, и я уселся на один из матрацев на поддонах. Мы вспоминали, как первый раз пришли на кирпичку, на “Ночь-24”, в тот сезон, когда ее только начали делать. Веселый был вечер – там хватало и неожиданных встреч, и еще совсем непривычного тогда музла, и угара, который с собой принесла с собой Триппи в упаковке из-под драже. Потом они пошли разведать последнее белое пятно сегодняшнего движа – мы узнали от сидящего на соседнем поддоне чувака, что из второго зала есть выход в еще один небольшой дворик. Я хотел еще посидеть, и сказал, что скоро подойду.Вскоре после того, как Эл освободил место на матраце, меня кто-то похлопал по плечу. Оглянувшись, я увидел Алису – улыбаясь, она уже залезала на поддон с другой стороны. На смену шортам и растянутому свитшоту с комиксами пришло черно-прозрачное короткое платье. Черной была та его часть, которая напоминала о закрытом купальнике, только низ доставал до середины бедра. Все остальное – руки, плечи, спину и декольте – покрывала легкая и лишь немного темная прозрачная ткань. Мои догадки о фигуре Алисы, днем скрытой за свитшотом, теперь подтвердились – я с трудом сумел отвести взгляд, едва не заглядевшись настолько, что это бы было неприлично. Алиса села на матрац рядом со мной и тоже окинула меня взглядом, поправляя волосы.