0 subscribers

–Скажешь Ангелине, что это я направил тебя домой, как и обещал когда-то.

Он снова закрыл глаза. Я подошла ближе и взяла его за руку.–Я никуда не ухожу, Чилли,– промолвила я ласково.–Ты возвращаешься домой. А потом…– он слегка вздохнул,– уйду и я.Несколько минут я тщетно пыталась выведать у Чилли, что он имел в виду, но он либо притворился спящим, либо действительно уже успел задремать. Я поцеловала его в лоб, он никак не отреагировал на мой поцелуй. Пришлось мне оставить принесенный для него обед рядом с газовой конфоркой, чтобы он разогрел его себе попозже, а самой ретироваться восвояси, бросив на прощание негромкое «до свидания».* * *–Добрый день, Берил,– поздоровалась я с экономкой часом позже, заходя на кухню.–Вы пришли слишком рано, Тигги. Зед сообщил мне, что ждет вас к часу дня.–И пусть себе ждет! А мне опять нужен компьютер, если он, конечно, свободен.–Представьте себе, да, свободен. В данный момент наш гость пребывает в парадной гостиной, где ведет свои бесконечные телефонные разговоры с зарубежьем. Утром это был Китай и другие восточные страны, а днем и по вечерам он начинает трезвонить в Нью-Йорк и далее на Запад. Честно говоря, я отказываюсь понимать, почему он продолжает торчать у нас. Он ведь безвылазно сидит дома, глаз на улицу не кажет… Разве что каждый день ходит в рощу и в течение часа стреляет там по мишеням. Знаете, Тигги, терпение мое на исходе. Еще немного, и я взвою во весь голос.Берил яростно вонзила нож в морковку и стала кромсать ее на куски.–Сочувствую вам, Берил, всей душой. Остается лишь надеяться на то, что вскоре он покинет Киннаирд-лодж, и вы снова получите дом в свое полное распоряжение. Хоть проветрите все помещения как следует,– добавила я, пытаясь придать нашему разговору шутливый тон.–И что толку? Как только дом освободится, тут же заявится она. Я уже видела их сегодня утром вместе, когда шла сюда… Катались на лыжах… Еще и ухмыльнулись при виде меня, оба наглые до беспредела!Берил принялась терзать очередную морковку.–Кто «они», Берил?–Да так, никто.– Берил сунула руку в карман фартука, извлекла из него носовой платок и громко высморкалась.– Не обращайте на меня внимания, Тигги. Зимой на всех часто нападает хандра, не правда ли? Мрачное время года.–Это правда. Но, Берил… если вам вдруг захочется поговорить со мной, я всегда к вашим услугам. Честное слово!–Спасибо, милая.Я проскользнула в кабинет, тихонько прикрыла за собой дверь и тут же бросилась проверять электронную почту. Пришло два письма, одно – от Чарли, второе – от Майи.Вначале я прочитала письмо Чарли.Добрый день, Тигги. Заранее прошу прощения за возможные опечатки, так как пишу второпях (как обычно). Во-первых, тут до меня дошло, что я еще не повинился перед вами за то несчастное происшествие, когда вы едва не замерзли в снегу. Если бы наша старушка «Берил» не была в таком ужасном состоянии, такого бы никогда не случилось. А я бы себе никогда не простил, если бы с вами произошло что-то плохое. Приношу также свои извинения за то, что не попрощался с вами, когда уехал из Киннаирда в последний раз. Огромная Вам благодарность за помощь Заре и за тот совет, который Вы дали мне касательно того, как с ней следует обращаться. Кстати, он сработал безукоризненно: приехав домой, она сама через какое-то время попросилась назад в школу. С тех пор мы не получали от нее никаких известий. Скрещиваю пальцы на удачу в надежде на то, что у нее все там образовалось.Приятно было встретиться с вами и поговорить, пусть и совсем коротко, но надеюсь, что вскоре мы встретимся снова и я привезу с собой какие-нибудь хорошие новости о будущем имения.Берегите себя,ЧарлиДружеский тон письма и участие Чарли невольно растрогали меня и обрадовали настолько, что я готова была расцеловать саму себя. Все же мне здесь так одиноко и грустно, а тут такое теплое послание. Я даже распечатала письмо, чтобы потом перечитать его еще раз на досуге.После чего приступила к чтению письма от Майи.Дорогая Тигги!Я много размышляла после нашего с тобой разговора. Признаюсь, начала волноваться за тебя. Как ты там контактируешь с нашим зловещим «ухажером»? Все же, как ни заманчиво его предложение о работе, пожалуйста, подумай хорошенько еще раз, надо ли принимать его.Я долго сомневалась и колебалась, стоит ли посылать тебе то, что содержится в приложении к моему письму. А потом все же решила отправить. Взгляни, прежде чем давать окончательный ответ. Правда, эта информация уже годичной давности, но все же…Надеюсь, ты не возненавидишь меня за это!С нетерпением жду нашей встречи летом.Перезвоню тебе вскоре.МайяЯ открыла приложение и увидела на экране фотографию мужчины, который в настоящий момент поджидал меня в большой гостиной. Он обнимал за плечи мою сестру Электру. Подпись под снимком гласила следующее:«Зед Эсзу и Электра наслаждаются обществом друг друга на открытии галереи в Манхэттене. Их регулярно видят вместе последние полтора года. Многие задаются вопросом: так все же они официально пара или просто искусно разыгрывают всех нас».–Что и требовалось доказать,– пробормотала я, нажимая на клавишу «Печать», затем свернула листок со снимком и спрятала его в задний карман своих джинсов.После чего быстро взяла себя в руки и, сделав глубокий вдох, направилась в парадную залу.–Тигги!– мгновенно подхватился Зед с кресла, в котором восседал возле камина. Жара в гостиной была просто удушающая.– Как же давно мы с вами не общались. У меня даже появилось подозрение, что вы намеренно избегаете меня,– продолжил он, подходя ближе и целуя в обе щеки.–Ничего подобного, Зед. Просто очень много работы.–Вы имеете в виду выслеживание белого оленя, да?–Я… Все это пустые разговоры, Зед.–Да будет вам, Тигги! Все мы прекрасно знаем, что вы его видели, а Кэл даже сфотографировал. Собственно, именно благодаря этим фотографиям новость и просочилась в прессу. На месте Чарли Киннаирда я бы раструбил эту новость везде, где только можно. Это же невероятная удача! Стопроцентный шанс превратить Киннаирд в место паломничества туристов. Чего он ждет? Не понимаю!–Чарли никогда не пойдет на это, Зед. Потому что самое главное сейчас – это сделать все от нас зависящее, чтобы защитить оленя. А запустить сюда сотни туристов и превратить имение в некое подобие проходного двора, согласитесь, это не лучший способ уберечь животное. Я уже не говорю о браконьерах, которые тоже немедленно подтянутся в ближние леса. Белый олень – это ведь такая редкость, поистине мистическая фигура. Не забывайте, что основа моей профессии и моя главная обязанность здесь – это сохранение диких животных.