0 subscribers

–Что? Какого…

–Ладно, приколы в сторону. Дело у меня к тебе важное, а времени все рассказывать по порядку, как рассказали мне, нет в наличии. Так что к делу: яхочу, чтобы ты изменил концовку своего рассказа. Нужно перевести время.–И чего это значит?–Я все подробно объясню, что написать. Это все, что мне нужно, и я правда буду очень благодарен, если ты сделаешь это. Получишь назад свой химический эксперимент и… И полтос.Этот тип предлагает полтос за изменения никому не известного рассказа? Он действительно читает мои мысли? И почему он кажется нереальным? Твою мать, а теперь улыбается, будто опять знает…–Не сказал бы, что читаю увлеченно или нахожу их интересными, однако – да. Так и есть. Можешь вообще рот не открывать.Ладно, я не знаю, что это за эффект, но он наверняка психоактивный. Этот человек – галлюцинация. Или я все время говорю вслух и не всегда замечаю это.–Это скорее ты галлюцинация или тусклый образ, а я – на порядок реальнее тебя, и намеренно дереализовался на твой уровень, спустился к простой форме. Могу дать по уху, если хочешь проверить. Тебе в любом случае будет больно, будь я реален или видение, в существование которого полностью верит мозг. Так что просто достань телефон, вот тебе пауэрбанк, открой свой рассказ и допиши то, что я попрошу. Ладно?Окей, я почти уверен, что это все-таки глюк. Я уже давно понял, что зачастую лучший способ бороться с настойчивыми, но физически безопасными глюками – подыграть им в какой-то момент.–Как скажешь. Мне пофигу, кем ты меня считаешь, просто врубай телефон.Интересно будет узнать, что мое подсознание хочет изменить в книге – довольно редко представляется такой случай. Я “подключил” телефон к “пауэрбанку”, и экран загорелся. Убедительно. Хм, а что будет, если я, например, поищу в сети информацию о чем-то, чего не помню? Допустим, о Семилетней войне. С помощью подсознания я вспомню все то, что читал о ней лет десять назад? Круто, а если поищу что-то, о чем ничего не знаю, что мой мозг подсунет мне тогда?–Сначала открой книгу, потом страдай какой хочешь херней.Ладно, ладно, сейчас открою. Боже мой, каким я могу быть неприятным типом. Никакого уважения и вежливости.–Хорошо, сейчас я на два уровня ниже. Теперь открой последнюю главу.Каких еще два уровня? О чем это я?–Меньше вопросов, чувак. Открыл, ага. Так, теперь сцена под балконом.Я хочу что-то дописать, изменить концовку. Ха, любопытно. Я был совершенно уверен, что такой финал идеальный и правильный. Хорошо, что дальше?–А дальше напиши вот что…Галлюцинация наклонилась ко мне и тихо проговорила основные тезисы новой концовки. С каждой минутой этого объяснения у меня все больше расширялись глаза от удивления. Черт, это же и правда неплохо! Может даже изменить концовку на самом деле, когда остаточные эффекты от трипа пройдут?–Ты все понял?Да, да, понял я. Красивый поворот, признаю. Такое и правда можно записать – и обязательно запомнить. Будет над чем подумать позже.–Ага, ты подумай. Раз уж это из-за твоего падения в воду столько всего пошло не так, то тебе и исправлять.Хм, а при чем тут мое падение? Разве это не было тоже глюком? Хотя тогда все логично, во время галлюцинаций сознание живет в немного другом мире, и эти эпизоды могут быть сюжетно связаны. Как сны. А если вся жизнь может быть сном, то и глюком может вполне…–Харэ философствовать, солипсизм ни к чему хорошему не приводит. Так, погоди, ты скоро насмерть замерзнешь, хотя и не чувствуешь этого. Дай-ка я сменю обстановку.Хлопок, и я вдруг сижу в кресле-мешке в своем подвале-логове. Шикарно, вот бы в реале так уметь – бросаешь пафосную фразу и оказываешься в парке километров оттуда, где только что был. Так, это получается, что тут я все время и был, и Новый Год встретил тоже тут, нанюхавшись прахом и видя странные сны. Что ж, не самое худшее место. Уж точно лучше скучных классических вариантов. А, и этот тоже тут.–Ясен пень, ты же еще ничего не дописал. Давай, скорее, тогда я уйду и дам тебе спокойно поразмышлять над всем произошедшим и, быть может, задуматься о том, чтобы уменьшить дозу. Пиши.Пишу я, пишу. Ну, как бы это завернуть…***Когда я переписал концовку и поставил точку, галлюцинация одобрительно кивнула. Пару секунд я просто сидел в кресле и ждал, пока морок хлопал себя по карманам и оглядывался вокруг в поисках чего-то (как будто он тут что-то мог оставить). Затем вдруг в голове мелькнул образ – скорее даже воспоминание. Отголосок недавнего “сна”. Что-то там было такое, тревожное и беспокоящее, неуловимое для цельного восприятия. Я мог уловить только отдельные звуковые образы: кто-то куда-то шагает, и грохот этих шагов заглушает все вокруг. Скрежет и хохот. Всплеск воды, а затем – гул приближающейся бури. Шуршание бумаги в конверте. Приглушенный разговор высоко над землей. Эхо осторожных шагов по огромному залу. Звон и смешок. Шелест листвы, после него – раскаты грома вдалеке. Треск огня, пожар растет. Скрип и треск огромного механизма. И вновь скрежет и грохот. Так, подожди-ка. Неужели? В тот же миг, что эта мысль промелькнула в моей голове, морок обернулся и окинул меня таким взглядом, что пальцы, протянувшиеся было к экрану телефона, вздрогнули и замерли.–Неожиданно быстро ты догадался. Но давай-ка без вот этих вот порывов, ладно?Экран телефона вдруг погас – он будто моментально разрядился. Что я только что сделал, переписав концовку?–Ты все сделал правильно, и будь у меня на своем уровне лишнее время – поверь, я бы все объяснил. Но его нет, как у тебя нет права теперь что-то менять.А Питер? А Мэри-Кейт? Как такое вообще возможно? Что с ними после этого будет?–Со временем все станет на свои места, ты все поймешь, увидишь это как небольшую, но связующую деталь огромного узора. Дальше от тебя уже ничего не зависит, но ты сделал кое-что очень важное – поймал нужный ход событий в петлю, и нам осталось ее только затянуть. Твой цикл на четырнадцатый раз по какой-то причине пошел не по плану, с ошибками, и нужно было им противодействовать, а самая простая методика работы со временем – создание петли размером с весь конкретный универсум.Это же все еще трип, так? Я порядком охренею, если это не так. Но какого черта, неужели мое подсознание сумело придумать такую сложную концепцию? Да, это идеально объясняет желание изменить концовку таким образом. Вообще-то я уже довольно долго поддаюсь на собственную провокацию, которую делаю с целью, которой не осознаю. Вдруг эта цель мне не понравилась бы? Стоит попробовать бороться с этим видением и его желаниями.–И как же, позволь узнать, ты это сделаешь?Я бросил взгляд на телефон. Да, пожалуй, я смогу убедить себя во многом. И еще не факт, что реальное редактирование текста имело место. Все это происходит внутри сознания, и на самом деле с моим телом может быть вообще что угодно. Быть может, я сейчас как раз почти уже замерз насмерть, и это предсмертные видения, вызванные выбросом разных биологических веществ в мозг через кровь. Если так, как мне очнуться, рвануться к жизни последний раз, чтобы суметь спастись? А может все это просто хреновый сон? Во сне почти всегда думаешь, что все по-настоящему. В любом случае, бороться нужно на своем поле. Не в созданных подсознанием условиях и декорациях, а в этом вот мозгу, которым я сейчас все это думаю. Сейчас я очень постараюсь заснуть…