0 subscribers

–Зачем вы стремитесь попасть в Португалию?– спросил офицер, обращаясь к пассажирам.

–Как зачем?– страшно удивилась Лусия, выступая вперед.– Чтобы танцевать!–Прошу прощения, сеньора, но у нас приказ пропускать сегодня через границу только граждан Португалии.–Тогда мне придется в срочном порядке выйти замуж за португальца.– Лусия кокетливо улыбнулась офицеру.– Возможно, вы, сеньор, согласитесь стать моим мужем?–Мы приехали сюда потому, что труппа Лусии Альбейсин имеет контракт на выступления в Лиссабоне,– поспешил вступить в разговор Менике и кивнул Хозе, который немедля предъявил пограничнику контракт. Молодой человек уставился на Лусию во все глаза. Он наконец узнал ее.–Я видел фильм с вашим участием,– тут же признался он и даже слегка покраснел, взглянув на нее.–Gracias, сеньор,– поблагодарила его Лусия, присев в изысканном реверансе.–Вас я, конечно, пропущу. Но вот остальных мне придется повернуть назад.–Но, сеньор, как вы себе это представляете? Разве я смогу выступать одна, не имея рядом своих гитаристов, танцовщиц и певцов?– Лусия хлопнула в ладоши, призывая артистов к вниманию.– Ну-ка, живее! Покажите сеньору, как мы можем играть и петь!Хозе, Себастьян и Менике немедленно выхватили из-под своих сидений гитары и начали играть на них, а Хуана запела.–Убедились?– Лусия снова повернулась к пограничнику.– Театр «Тринидад» в Лиссабоне ждет нас! Как я могу разочаровать своих поклонников в этом прекрасном городе?– Лусия сокрушенно покачала головой.– Получается, что мне придется вернуться в Испанию вместе со своими товарищами. Без них я не могу поехать дальше. Водитель, разворачивай автобус назад!Бернардо тут же включил двигатель, а Лусия решительно направилась к своему месту.–Хорошо, хорошо! Я пропущу вас!– Офицер смахнул пот со лба.– Но в своих бумагах я укажу, что вы пересекли границу вчера. Не хочу неприятностей от своего начальства.–Ах, сеньор!– Лусия снова повернулась к нему лицом и ослепительно улыбнулась, потом подошла к молодому человеку поближе и запечатлела поцелуй на его щеке.– Вы так добры, так добры… Мы все благодарим вас! Португалия тоже благодарит вас. Обязательно подойдите к служебному входу в театр в течение этой недели, чтобы забрать билеты на один из моих концертов.–А можно мне пригласить на концерт свою мать?– немедленно поинтересовался у нее пограничник.– Маме очень понравился ваш кинофильм.–Si! Приводите с собой хоть всю свою семью,– расщедрилась Лусия.Молодой человек торопливо покинул автобус, полыхая краской смущения, словно маков цвет. Бернардо закрыл двери автобуса.–Вперед, Бернардо!– скомандовал Менике шоферу, увидев, как еще один пограничник в фуражке с хохолком направился в сторону их нового приятеля, пока тот делал взмах рукой, разрешая им проезд. Они отъехали от границы километров на шесть. Вокруг до самого горизонта тянулись поля. Внезапно Бернардо резко свернул влево и съехал на обочину, остановившись прямо перед небольшим фермерским домиком. Он безвольно опустил голову на руль. Фернанда подхватилась со своего места и бросилась к брату.–Бернардо говорит, что очень устал и ехать дальше не может. Нам придется заночевать здесь.–Он заболел?– встревожился Менике.–Нет. Но говорит, что уже слишком стар для подобных приключений,– ответила Фернанда.–А где это мы?– спросила Лусия сонным голосом, усевшись на своем сидении и глянув в окно.–Это домик нашего кузена,– пояснила ей Фернанда.Все вышли из автобуса. Навстречу им показался полусонный мужчина среднего возраста в сопровождении жены и детей, высыпавших на крыльцо и с изумлением разглядывавших женщин в платьях фламенко. Бернардо коротко посвятил кузена во все перипетии их бегства из Испании. И очень скоро, несмотря на позднее время, вся компания была усажена за стол на заднем дворе фермы, и гостям была предложена скромная деревенская трапеза – свежий хлеб, сыр, оливки, недавно снятые с дерева.–Шикарная у нас вечеринка получилась, хотя я понимаю, что никакая это не вечеринка,– пробормотала Лусия вслух, не обращаясь ни к кому конкретно. И сразу же закурила, пока остальные еще налегали на еду. Хозе тоже был необычно тих; вне всякого сомнения, все еще переживал утрату своих драгоценных песет.После ужина артисты устроились на одеялах прямо под открытым небом вокруг небольшого костра. Лусия лежала в объятиях Менике и глядела на огромные яркие звезды, которыми было усыпано ночное небо над ними.–Здесь, в этой тишине и покое, с трудом верится, что все, что случилось в Мадриде минувшей ночью, это не дурной сон, а правда,– вздохнула она.– Все вокруг дышит таким спокойствием.–Что ж, остается лишь молиться, чтобы Господь помог нам вернуться когда-нибудь к себе на родину.–А если не получится, то можно, в конце концов, поселиться здесь, на ферме, вместе с родственниками Фернанды. Буду убирать оливы и танцевать. Как-нибудь приспособимся, я думаю. В конце концов, добрались же мы сюда.–Добрались,– подтвердил Менике кивком головы.–Только вот Чилли нет с нами.– Лусия больно прикусила губу.– Увидимся ли мы с ним снова?–Вот этого тебе никто не сможет сказать наверняка. Нам остается лишь молиться за них с Розальбой.–А что будет с Испанией? Как думаешь, Менике?–Одному богу известно, pequena.–Вдруг эти беспорядки охватят всю страну? Если такое случится, то мне надо будет подумать, как вывезти оттуда маму и братьев. Я не могу оставить их там, посреди этого хаоса.–Давай подумаем об этом завтра, ладно? На сегодня у нас и без того хватило проблем.– Менике ласково погладил Лусию по голове и поцеловал в макушку.– Buenas noches, Лусия.* * *На следующий день они прибыли в Лиссабон, грязные и смертельно уставшие от длинной и изнурительной дороги.–Нам нужно где-то остановиться и привести себя в порядок. Я не могу отправиться на встречу с сеньором Геральдо такой грязной и вонючей, словно свинья какая-то,– заявила Лусия.– Какой отель в Лиссабоне считается лучшим?– повернулась она к Бернардо, который оказался настоящим кладезем знаний во всем том, что касается Португалии. Что и неудивительно, ведь его мать была португалкой.–«Дворец Авенида»,– ответил тот, не раздумывая.–Вот там мы и остановимся.–Но у нас нет денег, Лусия,– напомнил ей Хозе.–Именно поэтому я должна привести себя в порядок, чтобы предстать перед человеком, который пригласил нас сюда, в должном виде. И тогда он наверняка выдаст нам какой-то аванс в счет наших будущих заработков.Хозе только сверкнул глазами в ответ, а уже минут через десять их автобус остановился возле величественного здания отеля с роскошным парадным входом, который охраняли два швейцара в нарядных ливреях красного цвета.