0 subscribers

–Еще как хочет!– пробормотала себе под нос Алли и добавила вслух: – Тогда мы пошли, Чарли.– Алли с видимым усилием поднялась со

Раздосадованная тем, что Чарли бросил нас с сестрой ради общества этой красотки Розы, я безропотно подчинилась предложению Алли. Мы спросили у прохожих, как добраться до Новой площади, и направили туда свои стопы. Жизнь в городе била ключом. На площади тоже царило оживление. С каждым шагом я все больше и больше проникалась запутанной и противоречивой историей Гранады: высеченные повсюду изображения гранатов напоминали о том, что мы в Испании, разноцветная мозаичная плитка указывала на мавританские корни здешней культуры. Площадь была окружена со всех сторон помпезными зданиями из песчаника со множеством кафе и магазинчиков на первых этажах. Неподалеку собралась небольшая толпа народа, окружившая двух танцовщиц, исполняющих фламенко прямо на улице, под палящими лучами солнца. Над нашими головами нависли крепостные стены Альгамбры, окруженные со всех сторон ровными рядами деревьев. Получается, что старинная крепость и сегодня продолжает охранять город, как и тысячу лет тому назад.Мы отыскали уютный погребок на одной из боковых улочек, мощенной булыжником, в двух шагах от самой площади: крохотное помещение с разномастными столами и стульями, с трудом втиснутыми в это небольшое пространство. Устроившись за одним из столиков, мы тут же почувствовали, как несет жаром из кухни. Внимательно обозрев обширный ассортимент предлагаемых закусок, Алли остановила свой выбор на колбасках чоризо с пирожками эмпандильяс. Я же довольствовалась пататас-бравас, картошкой, зажаренной с паприкой и томатным соусом, и запеченными артишоками. Собственно, других вегетарианских блюд в меню и не значилось.–Итак, Тигги.– Алли оторвалась от своей чашки с кофе и бросила на меня пристальный взгляд.– Надеюсь, ты прислушаешься к рекомендациям доктора и завтра же улетишь в Шотландию.–Я не вернусь в Киннаирд ни под каким предлогом! И на этом все.–Тигги, в чем дело? Это же я, Алли. А ты ведь меня знаешь: я – могила в том, что касается чужих секретов. Обещаю, я никому ничего не скажу.–Я… Видишь ли, Алли. С одной стороны, между мной и Чарли как бы ничего не происходит, но с другой стороны…–Я так и думала. То есть я хочу сказать, что с самого первого звонка Чарли я сразу же догадалась о его чувствах к тебе.–Алли, мы с Чарли всего лишь друзья, уверяю тебя. К тому же он мой босс…–Ну и что? Тео тоже был моим боссом. Что из того?–Но даже если бы он и не был… Ах, Алли! Ты не представляешь, как все сложно и запутанно в его жизни. Начнем с того, что он женат… Женат на одной ужасной особе. Высоченная такая дама, как каланча.–Ладно, с этим все ясно. А теперь признайся мне, как на духу, Тигги. У вас с Чарли Киннаирдом что-то было?–Нет!– выкрикнула я, как ужаленная.– Я… Такое в принципе невозможно, но… Обещай мне, что никому не расскажешь то, о чем я тебе сейчас скажу. Чтобы ни одна живая душа об этом не знала.–Тигги, опомнись! Кому в Бергене интересно знать про твои любовные похождения?–В Бергене – это понятно. Но я не хочу, чтобы об этом узнали Ма и другие мои сестры. Валькирия – это я так мысленно окрестила жену Чарли – тоже решила, что между нами что-то есть. И вот она явилась ко мне в больницу и, не особенно церемонясь, потребовала, чтобы я больше никогда не переступала порог ее дома. Ну, дома Чарли, разумеется…–Понятно. Наверняка Чарли ничего не знает об этом визите?–Конечно, не знает. Откуда ему знать?–Но ты сама… Ведь он же тебе нравится, Тигги, не так ли? Я это вижу по твоим глазам.–Конечно, нравится! Вот поэтому я и удрала из Киннаирда. Хотя, в сущности, не сделала ничего такого, за что мне могло бы быть стыдно. Хотя… я…– Я почувствовала, как краска прилила к моему лицу.– Да, я не скрываю от тебя, Алли. Мне хотелось бы завести с ним роман. А это неправильно. Чарли – женатый человек, и я не собираюсь разрушать его семью. К тому же, у них уже шестнадцатилетняя дочь! Да и потом… Вспомни, как на него отреагировала Роза. Не хочу быть одной из тех бесчисленных женщин, которые готовы ради него на все. Вот такая довольно грустная история у нас вырисовывается.–Тигги, а у тебя было много парней?–Парочка кавалеров была, но ничего серьезного.–И у тебя с ними… Ну, ты понимаешь, о чем я.–Было,– ответила я, смущенно опустив глаза.– Но тоже только пару раз. Боюсь, я – очень старомодная девушка, из тех, для кого секс без любви невозможен.–И я тебя прекрасно понимаю, кстати. Так что не надо стыдиться этой своей старомодности.–Ты так считаешь? А мне вот порой кажется, что я уж слишком преувеличиваю роль любви в жизни человека. Несовременно все это как-то. Все мои подружки в универе не сильно заморачивались на сей счет. Переспать с парнем, с которым только что познакомилась на вечеринке? А почему бы и нет? И почему это, спрашивается, они не могут получать от секса такое же удовольствие, как и мужчины?–То есть они сожалеют, что не мужчины?– Алли удивленно округлила глаза.– Честное слово, не понимаю я всех этих феминисток, которые, по-моему, пытаются смоделировать из себя мужеподобные создания вместо того, чтобы воспользоваться всеми преимуществами женского естества, которыми наделила нас природа. Уверяю тебя, Тигги, если бы женщины пустили в ход все свои возможности, вместо того чтобы по-обезьяньи копировать мужчин, мы в течение двух десятилетий максимум заняли бы лидирующие позиции во всех областях и правили бы миром. Однако я отвлеклась от нашей с тобой темы. Получается, что ты не обладаешь обширным опытом в том, что касается мужчин, так?–Да.–Так вот, моя дорогая сестра, я нахожусь здесь в том числе и для того, чтобы сказать тебе, что мужчина, которого мы оставили в больнице пару часов тому назад, не только порядочный, добрый и страшно привлекательный субъект.– Алли весело подмигнула мне.– Докладываю: он от тебя без ума. Впрочем, как и ты сама. Иначе с чего бы он затеял всю эту суету?–Но он же врач, Алли. Профессиональные соображения, я думаю. Так он сам, во всяком случае, сказал мне.–Глупости! Чарли сорвался с места и прилетел сюда, потому что ему важна ты. Очень важна! Наверняка он влюблен в тебя по уши…–Пожалуйста, не надо, Алли!– взмолилась я.– Иначе я окончательно запутаюсь.–Прости, сестренка. Но если вспомнить, через что мне самой пришлось пройти в последние несколько месяцев… Зато с другой стороны, пережитое позволило мне понять одну простую истину: момент – это все, чем мы располагаем во времени. Жизнь слишком коротка, Тигги. И что бы ты там ни думала, к какому бы решению ни пришла, в итоге хочу повторить тебе еще раз: чувства, которые он питает к тебе, буквально пропечатаны на его лице, а потому я совсем не удивляюсь тому, что его жена почувствовала опасность. Почва под ней действительно зашаталась.