0 subscribers

–Итак, как вы меня разыскивали?

–Когда Чарли позвонил мне по твоему мобильнику, он был вне себя. Очень сильно переживал. Какой он все же славный!– Алли улыбнулась.– И, по-моему, влюблен в тебя до потери пульса.–Мне очень жаль, что я доставила вам двоим столько хлопот.–Если честно, Тигги, то я страшно обрадовалась, когда подвернулся предлог не возвращаться из Лондона назад, в Берген. Ты же меня знаешь! Люблю действовать! Движение для меня – это жизнь!– Она снова улыбнулась.– К тому же я тоже очень озаботилась тем, что с тобой стряслось. Мы все страшно волновались. Хотя должна сказать, ты выглядишь намного лучше, чем я ожидала.–Да я и чувствую себя гораздо лучше. Когда я только прилетела сюда, сердце у меня действительно трепыхалось в разные стороны, а сейчас оно успокоилось, и все нормально.–Это радует. Так вот, твой коллега Кэл перерыл в ящиках твоего стола все бумаги и отыскал распечатку о какой-то танцовщице фламенко.– Алли жестом указала на мое платье.– Как я понимаю, именно поэтому ты сюда и приехала. Захотела отыскать свою настоящую семью, да?–Да.–Ладно, с этим все понятно. Но зачем надо было убегать из больницы? Уезжать, не предупредив никого о том, куда именно ты направляешься?–Я… Видишь ли, тут все очень сложно, Алли. Скажу лишь одно. Мне нужно было уехать, причем срочно.–О, мне хорошо знакомо это состояние. Насколько я могу судить, Чарли уверен, что, помимо этого досадного инцидента со стрельбой, тут еще замешан не только белый олень, но и Зед Эсзу.–Да, частично так оно и есть.–Майя сказала мне, что ты ей звонила.–Да. И она полностью подтвердила мои самые худшие опасения. Естественно, я ответила отказом на его предложение о работе.–Тео говорит, он самый настоящий подонок,– грустно улыбнулась в ответ Алли.У меня комок в горле застрял, когда я услышала, как моя сестра говорит об отце своего ребенка, словно о все еще живом человеке. Я невольно бросила на нее восхищенный взгляд. Ведь я с раннего детства привыкла всегда восхищаться своей старшей сестрой. Помню, как часто, коротая дни в одиночестве во время какой-нибудь моей очередной болезни, когда меня запирали в отдельной комнате на верхнем этаже, я часами сидела у окна, любуясь тем, как Алли носится по Женевскому озеру на своем «Лазере». Вот в какой-то момент ее лодка опрокидывается, и Алли с головой уходит под воду, и тут же снова выныривает на поверхность, и начинает все сначала. Я, как никто другой, знаю, какая у меня храбрая и целеустремленная сестра. Она всегда добивалась того, к чему стремилась. Такой она, вне всякого сомнения, осталась и по сей день, сильной, смелой, решительной. В детстве я очень хотела быть похожей на свою старшую сестру. Да вот хотя бы взять ее присутствие рядом со мной сегодня вечером. Разве можно было рисковать в ее-то положении, когда младенец вот-вот должен появиться на свет, и лететь очертя голову бог знает куда? Нет, что ни говори, а приезд Алли растрогал меня до невероятности.–Знаешь, Алли, мне кажется, этот Зед… Он немного гипнотизер. Или какой-то злой волшебник… В его присутствии…– я запнулась в поисках нужных слов,– такое чувство, будто ты в комнате одна. Он всецело фиксирует на тебе все свое внимание, и ты начинаешь чувствовать себя таким подопытным кроликом. И вот он начинает… гипнотизировать тебя и уже заранее дает понять, что не примет твое «нет» в качестве ответа.–Иными словами, этот человек ни перед чем не остановится, чтобы заполучить свое. И вот поди ж ты! По каким-то причинам, нам совершенно не понятным, он вдруг «запал» на сестер Деплеси. Конечно, вполне возможно, это простое совпадение, но все же очень странно, что в тот день, когда хоронили папу, я увидела яхту Крига Эсзу рядом с нашей яхтой. Что-то во всем этом есть нечистое… Вот ты, Тигги. У тебя же такая обостренная интуиция. Что ты думаешь?–Если честно, Алли, то даже не знаю, что и сказать.–Если помнишь, в прошлом я не раз подшучивала над тобой на предмет твоей веры в сверхъестественное, но…– Алли больно прикусила нижнюю губу.– Ты не поверишь, но я готова поклясться, что слышу, как иногда Тео разговаривает со мной. О чем-то рассказывает или говорит что-то смешное, чтобы заставить меня рассмеяться, особенно когда на меня вдруг нападает хандра и я начинаю тосковать по нему с удвоенной силой.Глаза сестры заискрились от выступивших слез.–Лично я верю, что так оно и есть, Алли,– обронила я и тут же почувствовала, как холодок пробежал по моей спине. И даже волоски на руках стали дыбом. Раньше я всегда недоумевала, что бы это значило. Но Ангелина объяснила мне, что так духи обозначают свое присутствие. И я не смогла сдержать улыбки, когда Тео вдруг задал мне вопрос для Алли.–Вот и сейчас он хотел бы знать, почему ты не носишь свой кулон,– обратилась я к сестре.Краска тут же сбежала с лица Алли, и она инстинктивно схватилась рукой за шею.–Я… Тигги, как ты узнала? Это такой простенький кулон на цепочке. Тео купил мне его в тот самый день, кода сделал предложение. Совсем дешевая вещица, но несколько недель тому назад порвалась цепочка. А я все никак не могу дойти до мастерской, чтобы… починить ее. О боже, Тигги! Боже мой!Алли выглядела очень испуганной, и я уже пожалела о том, что завела с ней этот разговор о всяких потусторонних чудесах. Однако, с другой стороны, я сижу сейчас в одной из священных пещер Сакромонте, напитанной за столько столетий силой моих предков, обитавших когда-то здесь. Как же я могу перестать слышать все то, что духи хотят сообщить мне?–Он также сказал, что ему нравится имя Бэр.–Да, мы однажды обсуждали с Тео, как назовем наших детишек. Я сказала, что для мальчика мне нравится имя Тедди, Мишутка, а он улыбнулся в ответ и сказал… Он сказал…– Алли даже задохнулась от волнения,– что пусть уж лучше будет не Мишутка, а Медведь… Бэр.–Он любит тебя, Алли. А еще он говорит…– Я напряженно вслушалась в энергию, слабеющую с каждой секундой.– Что «тебе нужно быть готовой».Она глянула на меня в полнейшем смятении.–Что это может значить?–По правде говоря, Алли, понятия не имею. Прости, но это так.–Я…– Алли смахнула слезы с глаз тыльной стороной ладоней.– Я настолько… потрясена тем, что ты мне сказала. Боже мой, Тигги! Каким уникальным даром ты владеешь! Ведь ты же не могла знать заранее ничего из того, о чем поведала мне. Ты точно ничего не знала!–Что-то случилось со мной по приезде сюда,– ответила я тихо.– Это трудно объяснить словами, но, судя по всему, я происхожу из цыганской семьи, в роду которой были медиумы и до меня. Я ведь всегда чувствовала вещи не так, как другие. Только не могла объяснить, почему это со мной происходит. А когда я познакомилась с Ангелиной, да еще после всех тех занятий, которые у нас ней были, многое стало для меня проясняться и обретать свой смысл.