Чарли оторвал взгляд от экрана и сразу все уяснил. Поднял одну бровь. | Анастасия Сидняева | Яндекс Дзен
0 subscribers

Чарли оторвал взгляд от экрана и сразу все уяснил. Поднял одну бровь.

— Конечно, старушка. Принеси мне тоже, как обычно.Одним из преимуществ работы в «Стерлинг Бейтс», на мой взгляд, являлась кофейня по соседству. И хотя наши офисные кофеманы, любившие поталдычить о различиях арабики и кенийского зернового, утверждали, что кофе из «Старбакса» — полнейшая гадость, однако лично меня он вполне устраивал. И вообще, отличное местечко, куда всегда можно пойти развеяться, устав сидеть в своем утлом отсеке. В «Стерлинг Бейтс» мы постоянно использовали это заведение, когда надо было с кем-то встретиться и что-то обсудить. Неизменно привлекало оно и других индивидов. Какой-нибудь финансовый журналист, охотившийся за легкой сенсацией, или, к примеру, безработный таксист, рассчитывавший разнюхать конфиденциальную информацию о курсах акций, частенько посиживал в этом «Старбаксе» с газеткой и стаканом кофе, старательно наставив уши.— Ну и что ты об этом думаешь? — заговорил Баннер, делая глоток капучино.Позапрошлым летом в Италии — кажется, целую вечность назад! — я узнала, что капучино не пьют после одиннадцати утра. И сейчас эта мысль навеяла мне чувство превосходства, приятный внутренний подъем и уверенность в себе. Я откинулась спиной на хлипкую деревянную спинку стула и положила ногу на ногу:— Не знаю. Меня ведь там не было. И каковы их впечатления от наших прогнозов прироста?— У них возникли кое-какие вопросы…Баннер побарабанил пальцами по столу и устремил задумчивый взгляд в окно на узкие, запруженные людьми тротуары. Головной офис «Стерлинг Бейтс» располагался по соседству с Нью-Йоркской фондовой биржей, а это означало, что из всех людей, которые часами ошиваются на Уолл-стрит, мы относимся к тем немногим, кто здесь действительно работает. И это чрезвычайно льстило всей моей родне.Я чуть отпила мокко, ожидая продолжения.— Кэтти, — сказал он наконец, — какие у тебя планы на будущий год? Бизнес-школа?— Думаю, да. Только в пятницу отослала заявление о приеме.— А где ты, напомни-ка, училась?Я замялась в нерешительности.— В Висконсинском университете.— А, точно! Вспомнил. Мы ведь обычно не набираем оттуда сотрудников?— Обычно да, — согласилась я.— Что ж, я очень рад, что с тобой мы сделали исключение. Ты явилась для нас исключительно продуктивным активом, и нам бы не хотелось тебя потерять.Я деликатно хмыкнула:— Даже после случившегося нынешним утром?— Особенно после нынешнего утра. Не думай, что я не видел, как Алисия тебя там пыталась оттереть. Я, знаешь ли, достаточно долго здесь верчусь, чтобы уяснить для себя пару вещей.— Хмм… — Возможно, настал не лучший момент для обид и обвинений.Он впился в меня взглядом, силясь установить взаимный контакт, и я снова, точно буфер, подняла перед собой стакан.— Знаешь, это-то мне в тебе и нравится, — продолжал Баннер. — Ты никогда не растрачиваешь свой охотничий инстинкт на внутриофисную политику. Не то что многие здешние болваны. Включая меня, — усмехнулся он. — В любом случае ты вынесла это с достойным самообладанием. Поистине достойным. Лоуренс был впечатлен.Кофе застрял у меня в горле.— Весьма впечатлен, — разливался Баннер. — За ланчем он много о тебе расспрашивал.— Вот как? — кашлянув, выдавила я. — И о чем расспрашивал?— Просто спрашивал о том о сем… Это стоящая сделка, Кэтти. И я бы хотел, чтобы вела ее именно ты. Пересчитай показатели и в ближайшие день-два внеси нужные коррективы.— Что?! — просипела я сквозь засевшие в глотке капли кофе и закашлялась.Потом опустила стакан на стол, вытерла заслезившиеся от кашля глаза, не уверенная, что правильно расслышала шефа.Он наклонился ко мне через стол, так что я вблизи разглядела прорезавшие его лоб морщины.— Кэтти, нам очень нужно, чтобы «Саутфилд» непременно включился в эту сделку, — настойчиво проговорил Баннер, с силой ткнув указательный палец в столешницу. — Если «Саутфилд» войдет в дело, остальные ринутся за ним. Точно лемминги. Сама же знаешь.— Не знаю, но понимаю. — Я осторожно отодвинула свой стул. — Я правда весьма польщена. Вот только… Вы уверены, что хотите, чтобы именно я ее вела? Я ведь еще не старший сотрудник. Я даже не присутствовала на ваших переговорах.— Если ты беспокоишься насчет Алисии, то обещаю: с ней проблем не будет.— Нет-нет, — поспешила ответить я. — С этим-то я как раз справлюсь сама.Он малость помолчал, изучая мое выражение лица, затем расплылся в самодовольной улыбке:— Расслабься, Кэтти. Лоуренсу ты явно нравишься — а для тебя это будет заметный проект. Это совершенно откровенно, без обиняков. И я на сто процентов за твою кандидатуру.— Ух ты! — усмехнулась я.Я почувствовал себя тем несчастным олухом из фильма «Крестный отец», которому делают предложение, от которого он не может отказаться. И поводила пальцем по пластиковой крышечке кофейного стакана, пытаясь придумать, что бы еще сказать.— Ну и славно, — откинулся на стуле Баннер. — Считай, что ты уже назначена. Я дам знать Лоуренсу, что все вот-вот будет готово. — Неожиданно он поднялся и, подхватив свой стакан, подмигнул: — А теперь постарайся пораньше уйти домой и хорошенько выспаться. — Слушай, мать, что за хрень тут у нас творится? — выдал мне следующим утром Чарли. — Уж не занялся ли Баннер сводничеством?Я крутанула кресло и повернулась к нему лицом.— Что?! Ой, я тебя умоляю! — фыркнула я и добавила: — Ну, Баннер, конечно, старался, как мог, но я не очень-то гожусь на роль наживки для хеджа.— Ну, как знать, как знать… Чую дух баннеровской интриги! — Чарли вытянул ноги на стол и пристроил балансировать на коленке красный маркер. При флуоресцентном свете парень выглядел особенно измотанным и бледным, точно битый день провисел вверх тормашками в холодильной камере. — Кстати сказать, Алисия не иначе как вышла на тропу войны. Так что, подруга, побереги-ка задницу.Я откинулась на спинку кресла.— Этого мне как раз и не хватало.Мы сидели с ним в соседних отсеках, изобретая более благоразумную модель прироста прибыли для «ХемоДермы». Впрочем, для меня это было лишь прикрытием: как раз в данный момент на экране моего ноутбука светился длинный перечень результатов поиска в «Гугле» по запросу «Джулиан Лоуренс Саутфилд».Большую их часть я уже изучила в последние несколько дней, по долгу службы проверяя благонадежность финансового состояния фонда «Саутфилд», и уже осталось мало такого, чего бы я о нем не знала. В 2001 году Джулиан Лоуренс основал свой фонд, задействовав пару гениальных трейдеров и собственное незаурядное чутье. Ему неизменно удавалось нащупывать наилучший момент для операций на рынке. Прибыль фонда стремительно возрастала, инвесторы валили валом, и ныне «Саутфилд ассошиейтс» сделался одним из крупнейших хеджевых фондов в мире.