1 subscriber

–Они убили в Гранаде Гарсиа Лорку, нашего величайшего поэта,– сокрушенно сообщил ей самую последнюю новость Менике.– Эти люди ни

–Dios mio! Так говоришь, они уже в Гранаде? Что же там будет с мамой? С моими братьями? Я тут устроилась, живу себе, как королева, а они там, может быть, умирают с голоду. Или даже их нет в живых! Пожалуй, мне стоит снова связаться с Бернардо, переговорить с ним… Попросить его отвезти меня на своем автобусе в Гранаду…–Лусия, Испания погрузилась в полнейший хаос. Тебе нельзя туда возвращаться,– уже, наверное, в сотый раз возразил ей Менике.–Но я не могу бросить их там на произвол судьбы! Моя мама пожертвовала всем на свете ради своих детей! Может, у вас в Памплоне все иначе, но у нас в Сакромонте семья – это все.–Однако позволю тебе напомнить, дорогая, что ответственность за свою мать несешь не ты. За нее отвечает твой отец.–Ты не хуже меня знаешь, что папу интересуют только деньги и бутылка бренди. Он никогда и ни за кого не отвечал, ни за маму, ни за меня, ни за моих братьев. И все же что реально мы можем для них сделать?– Лусия горестно всплеснула своими крохотными ручками, слезы выступили у нее на глазах.– У тебя же столько важных друзей среди этих payos. Помоги!–Это раньше они были важными, Лусия. Бог его знает, где они сейчас и куда упали со своих прежних высот.–Ну, так напиши им! Разузнай, что и как. Пусть скажут, какие нам нужны бумаги, чтобы вывезти мою семью сюда. Прошу тебя. Мне нужна твоя помощь. А если ты откажешься, тогда я должна сама вернуться в Испанию и заняться их спасением.–Ни в коем случае! Это слишком опасно, дорогая. Салазар поддерживает политику Франко в Испании. Здесь тоже полно шпионов Франко. Если нас случайно застигнут за подобными разговорами даже шепотом…–А кто такой этот Салазар? И как он смеет шпионить за мной?– воскликнула Лусия с негодованием в голосе.–Лусия, этот человек является премьер-министром Португалии. Почему ты никогда не слушаешь того, что я говорю тебе?–Зато я очень внимательно прислушиваюсь к тому, как ты мне аккомпанируешь на гитаре, mi amor,– честно призналась она.* * *В следующее воскресенье у них выдался свободный вечер. Менике, которого Лусия уже достала своими бесконечными мольбами о помощи, позаимствовал у Манюэля Матоса машину и снова отправился к испанской границе. Прошло чуть больше месяца с тех пор, как они приехали в Португалию, и Менике надеялся, что еще не успел забыть то место, где находится фермерский дом, хозяева которого приютили их тогда на ночлег. Бернардо и его сестра уже уехали из Лиссабона, но перед своим отъездом Бернардо рассказал Менике, что они с Фернандой не собираются возвращаться в Испанию. Решили переждать гражданскую войну на ферме у своих родственников. Они, как прозрачно намекнул в разговоре Бернардо, были его надежными партнерами, помогали доставлять контрабандные товары во время мировой войны.–Предложи ему любые деньги, только бы он согласился поехать на родину и подкупить там нужных чиновников. Я заплачу за все,– пообещала Лусия, провожая Менике в дорогу.Через несколько часов езды по дороге сплошь в ухабах и рытвинах, с неизбежными в таких случаях объездами, Менике наконец подъехал к небольшому фермерскому домику. Он очень обрадовался тому, что сразу же узнал его.–Теперь остается только молиться Всевышнему, чтобы Фернанда и ее брат все еще были на ферме,– пробормотал про себя Менике, выходя из машины. Направился к дому и постучал в дверь. На пороге появилась знакомая фигура.–Фернанда! Слава богу!– выдохнул обрадованный Менике.–Что случилось? Лусия заболела?–Нет, нет, все пока живы и здоровы. А Бернардо дома?–Да. Мы как раз лакомимся тортом. Проходите, сеньор.Менике усадили за стол, и он стал слушать невеселые новости, которые ему рассказывали Бернардо и его кузен, а они, в свою очередь, почерпнули все эти истории у тех людей, кто бежал из объятой гражданской войной Испании и пересекал границу с Португалией в поисках убежища.–Там сейчас творится форменный кошмар. Я не был на родине с тех самых пор, как националисты взяли контроль над пограничным городом Бадайоз. Появляться там сейчас просто опасно для жизни.–Получается, что тогда вы вряд ли сможете помочь нам.–А что вам нужно?– Фернанда осторожно толкнула брата локтем в бок.– Или ты забыл, брат, что только благодаря этим людям из театра мы в свое время благополучно унесли ноги из Мадрида?–Лусия сказала мне, что если я не найду способ, как помочь ее семье выбраться из Испании, то тогда она сама отправится на поиски своих близких. А все мы знаем характер Лусии. Она просто так не станет бросаться словами. К тому же она согласна заплатить, сколько бы это ни стоило.Бернардо бросил выразительный взгляд на своего кузена Рикардо, но тот лишь отрицательно покачал головой.–Даже нам сейчас рискованно появляться там.–Но наверняка же у вас сохранились какие-то старые связи в Испании. Разве не так?– спросила Фернанда у брата.– Вспомни нашу маму, Бернардо. Ведь для того чтобы помочь ей, ты бы согласился на все.–О, женщина!– недовольно воскликнул тот.– Порой мне кажется, сестра, что тебе не терпится увидеть меня покойничком.–Ну, еще бумаги мы им сможем как-то выправить,– подал голос Рикардо.– Но главная трудность – это сама Гранада. Воюя между собой, республиканцы и чернорубашечники сотнями убивают мирных граждан. Им ничего не стоит схватить человека прямо на улице, поставить его к стенке и расстрелять тут же, на глазах у детей. Городская тюрьма переполнена, и там никто не чувствует себя в безопасности, сеньор.–Но откуда у вас такие подробности о том, что сейчас происходит в Гранаде?– Менике бросил на него внимательный взгляд.–Один наш родственник вырвался из этого ада и приехал к нам на ферму всего лишь неделю тому назад.–Но как ему удалось бежать, если граница закрыта на замок?–Он спрятался в каком-то грузовике, перевозившем товар, и пересек границу на машине возле Фаро.–Так, значит, какая-то дорога все же имеется,– не преминул заметить Менике.–Всегда имеется какая-то дорога, сеньор,– откликнулся Рикардо.– Вопрос в другом. Заранее прошу прощения за грубую прямоту. Предположим, мы сумеем добраться до Гранады, но где гарантия, что мы сумеем отыскать там сеньору Альбейсин и ее семью? Да и живы ли они вообще? Вы же прекрасно понимаете, что цыгане, а именно они обитают в Сакромонте, подвергаются еще большим притеснениям, чем обычные испанцы.–Я всю это понимаю, сеньор. Отлично понимаю! Но скажу, что цыгане уже давно привыкли к такому обращению с собой. Лусия уверена, что ее мать жива, а интуиция еще никогда не подводила ее. Может, вы пока займетесь наведением справок, какие именно бумаги потребуются семье Альбейсин для того, чтобы пересечь границу, а заодно и подумаете над тем, возьметесь ли вы помочь нам.– Менике достал из кармана увесистый мешочек с эскудо, который Лусия выкрала накануне из тайника своего отца.– Надеюсь услышать от вас положительный ответ, надеюсь, что вы сможете организовать такую поездку в Испанию.– Менике положил на деньги свою визитку.– Отправьте мне телеграмму с ответом вот по этому адресу.