0 subscribers

— Мама, я ж тебе сказала, со мной все отлично. Это просто дурацкое происшествие.

— Могу себе представить, — медленно проговорила она, не отрывая глаз от Джулиана. — Я премного благодарна вам за все, молодой человек.Я поморщилась. Молодой человек! Ради всего святого!— Совершенно не за что, уверяю вас, — пожал плечами Джулиан. — Кейт — в высшей степени способная себя защитить молодая особа.И он выдал маме свое потрясающее «специальное субботнее предложение»,[37] перед которым невозможно устоять, — широкую, красивую, обворожительную улыбку, убивающую женщин наповал.Мама, разумеется, была сражена. Увидев, как лицо ее с каждым мгновением смягчается и тает, точно оставленное на солнце сливочное масло, я повернулась, выразительно выпучив глаза на Джулиана.— Пойдем, мам. У нас осталось еще немножко кофе. Где твой чемодан?— О, его сейчас доставит этот милый парнишка снизу.— Ты имеешь в виду Джоуи?— Его так зовут?— Миссис Уилсон, вам необходимо присесть и отдохнуть, — сказал Джулиан, увлекая мою матушку к дивану. — Представляю, как вы утомились в дороге. Когда прибыл ваш самолет?— В десять тридцать, — охотно отозвалась мама.— Я сейчас принесу вам чашку, — глянул он на меня с укором.Я сложила руки на груди.— Кофейные кружки — в шкафчике справа от раковины, — крикнула я ему вслед, когда он уже свернул в кухню.Мама уставилась на меня во все глаза:— Ого, какой!— Да, я знаю, — пробормотала я.В квартиру позвонили. Похоже, прибыл Джоуи. Я прошла в прихожую, открыла дверь.— Вот, пожалуйста, Кейт. Все в порядке? — ухмыльнулся он.— Да, Джоуи, все отлично. Спасибо тебе.Я забрала у него мамин багаж. Внедрившись наконец в новую эпоху, матушка сменила свой старый добрый «Самсонайт» с жесткими боками, образца примерно 1962 года, на новенький черный чемодан на колесиках. Как бывалый путешественник, она обтянула его посередине радужно-полосатым шнуром, чтобы сразу распознавать среди других вещей на багажной карусели в зале прилета. Я оттащила чемодан в гостиную, где Джулиан как раз вручал маме кружку с кофе.— Он изрядно подостыл, так что я согрел его в микроволновке, — объяснял он. — Не слишком горячий?— О, в самый раз. Только… да, лучше быть не может. — Она с любопытством взглядывала на нас, то на одного, то на другого. — Что, ребятки, надеюсь, вы мило проводили вечерок?Прежде чем ответить, я выразительно сверкнула на нее глазами.— Да, классно. Мы были в центре на благотворительном банкете, и Джулиан подвез меня до дома.— И на самом деле, — Джулиан глянул на часы, — мне пора откланяться. Мне кажется, и тебе, и твоей матушке не помешает немного поспать.Мама набрала в грудь воздуха и неожиданно высказалась:— Мне бы вовсе не хотелось выпроваживать вас, Джулиан, если вы предполагали здесь остаться. Я всегда сплю здесь, вот на этом старом чудесном раскладном диване, — и для вящей убедительности похлопала по нему ладошкой. — Он очень удобный.Провалиться мне на месте!— Вы чрезвычайно добры, миссис Уилсон, — ответил Джулиан с еле заметной растерянностью в голосе, — но мне действительно нужно идти. Завтра мне очень рано надо быть на работе. Еще раз: невыразимо рад был с вами познакомиться. — Он с улыбкой посмотрел на меня. — Вы вырастили замечательную дочь.— Вам правда вовсе нет нужды уходить, — не унималась мама.— Он хочет уйти, мам, — не выдержала я. — И я хочу, чтобы он ушел. Все совсем не так, как ты подумала.— Ой… — Она снова забегала глазами между нами. — Что ж, тогда… было очень приятно познакомиться с вами, мистер Лоуренс. Я рада, что здесь есть кому присмотреть за моей дочуркой.Джулиан открыл было рот, явно собираясь ответить ей новой вспышкой остроумия, однако я поспешно это пресекла:— Я провожу тебя к лифту, Джулиан.— Да, госпожа, — смиренно произнес он и весело подмигнул моей матушке.Та подмигнула в ответ.Взяв Джулиана под локоть, я повела его к входной двери.— И нечего переглядываться, — бросила я через плечо и вытянула гостя на лестничную площадку.Лифт находился почти сразу за углом. Я нажала на кнопку вызова и развернулась к Джулиану, снова сложив на груди руки.Он улыбнулся и крепко привлек меня к себе.— Ты в самом деле хочешь, чтобы я ушел? — прошептал он мне в самое ухо.— В данный момент — да, — ответила я, старательно разгоняя клокочущий дурман, заволакивающий разум всякий раз, как Джулиан ко мне прикасался.Он мягко хохотнул.— Когда я увижу тебя опять?— Позвони моей помощнице — она ведет мой ежедневник.— Кейт, — хохотнул он снова, — тогда я сделаю тебе сюрприз.Лифт клацал где-то уже совсем рядом, и, расцепив руки, я быстро обвила его талию:— Жду не дождусь.Звякнул звоночек открывшегося лифта. Я отстранилась назад и, подняв на Джулиана глаза, встретила его напряженный внимательный взгляд. Он наклонился и легко коснулся губами моих губ.— А я тем более, — ответил он и шагнул в кабину лифта в тот момент, когда двери уже стали закрываться. — Отлично, мама, — сказала я, захлопнув за собой дверь. — Пожалуй, это самый неловкий и позорный момент в моей жизни, если не считать тот ужасный день, когда я в первом классе намочила штаны. Или когда я запорола соло на выступлении джаз-ансамбля. Боже ты мой! Ну, зачем, зачем ты это сказала?!— А что я такого сказала?Мама к этому моменту уже подхватилась с дивана и принялась невозмутимо приводить в порядок недоубранную нами кухню с присущим ей непогрешимым моральным превосходством.— Сама знаешь, что сказала. «Мне бы вовсе не хотелось выпроваживать вас, Джулиан, если вы предполагали остаться», — проговорила я нервным фальцетом. — Я хочу сказать, у нас еще даже не было ни разу никакого свидания. Мы даже еще не…— Чего вы еще, лапушка?— Не целовались, — пробормотала я.— Разве он не поцеловал тебя сегодня на прощанье?Я сердито сверкнула на нее глазами:— Кажется, я просила тебя никогда не подглядывать.— Солнышко мое, — рассмеялась мама, — чтобы это знать, мне вовсе не надо подглядывать!