0 subscribers

Один за другим зазвучали пышные, многословные тосты, сопровождаемые закусками и виски, под суетливое прислуживание целой армии о

Чарли, который успел еще до нашего выхода из дома пропустить пару стаканчиков односолодового скотча из запасов Джулиана, в своем обычном жаргонном стиле начал произносить тост, в который, я надеялась, мои родители не особенно вслушиваются. Мысленно я уже переносилась совсем к другому: к ожидавшему нас вскоре самолету, к предстоящему свадебному путешествию. Гадала, куда мы можем отправиться и сколько там пробудем…На середине этих мечтаний я вдруг взглянула на лицо Артура Гамильтона.Он пристально, в упор смотрел на меня, и лицо его было не довольным и не печальным, не задумчивым и не терзаемым тоской. Оно было совершенно холодным. Холодным как камень. Точно он смотрел на противника в теннисном матче. Или ему только что сообщили, что я убила его любимого кота.Или что я только что вышла замуж за жениха его горячо любимой сестры.В этот момент передо мной поставили главное блюдо — изысканное каре ягненка под мятным соусом. Я лишь посмотрела на него — и сразу почувствовала, как содержимое желудка пьяно качнулось вверх и вниз.— Прошу прощения, — шепнула я Джулиану.Он обеспокоенно посмотрел на меня.— Это из-за ягненка. Я вернусь через минуту.Джулиан начал было вставать из-за стола, но я остановила:— Нет-нет, не надо. Со мной все хорошо. Побудь здесь, а то все всполошатся.Быстро поднявшись со стула, я выскользнула из комнаты, в то время как Чарли вовсю разливался, рассказывая какой-то уморительный и, надо думать, весьма непристойный анекдот.— Где здесь туалет? — спросила я у официанта, возникшего передо мной на лестнице.— В цокольном этаже, — ответил он с ощутимо английским акцентом. — От лестницы направо и до конца коридора.Я устремилась по ступеням, сперва на первый этаж, потом в цокольный, где до слуха доносилось бренчание кастрюль и сковородок в кухне. По коридору направо.С отчаянной надеждой я посмотрела на дверь перед собой и с облегчением увидела табличку с дамским силуэтом.Едва успев подскочить к унитазу, я стала извергать в него спаржу с имбирным элем, пока наконец мой желудок не избавился от всего содержимого.— Тебе все же лучше быть поосторожней, крошка, — пробормотала я, выпрямляясь и пытаясь успокоить дыхание. — А то все это уж слишком зачастилось.Открыв дверь кабинки, я подошла к раковине — этакой модной модели с изящно выступающей над столешницей чашей. Рядом с ней лежала аккуратная стопка тонких льняных салфеток. Взяв одну сверху, я смочила ее холодной водой из крана и посмотрела в зеркало, чтобы вытереть лоб…Из зеркала на меня вперил взгляд Артур Гамильтон, возникший прямо над правым плечом.Я хотела завопить, однако голосовые связки у меня перехватило. И вместо этого я резко обернулась.— Пойдемте со мной, — велел он.— Куда? — выдохнула я.— На выход.Я дернулась было к двери, но он схватил меня за руку и чем-то уперся мне в живот. У него оказался пистолет!Впервые в жизни я так близко увидела настоящее оружие. То есть видела, конечно, пару раз, с опаской разглядывая их на боку у нью-йоркских полицейских и размышляя, каково это — держать пистолет в руке, стрелять из него. Своей неумолимой смертоносностью оружие всегда внушало мне страх, и у меня никогда не возникало желания как-то иметь с ним дело.— Вы не выстрелите из него, — прошептала я. — Вы этого не сделаете. Ведь вы убьете Джулиана. Он же ваш друг.Ничего не ответив, Артур стволом подтолкнул меня вперед, причем довольно грубо. Нервно сглотнув, я попыталась отбросить эмоции и думать логически.— Вы не сможете меня убить, — уверенно сказала я. — Вы этого не сделаете.— Медленно откройте дверь, — приказал он. — Уйдем черным ходом.— Нет. Я не пойду.Артур двинул пальцем, и что-то звучно щелкнуло. Плохим или хорошим бойцом, но он все же побывал в действующей армии, и то, как пользоваться оружием, прекрасно знал. Возможно, ему даже доводилось кого-то убивать. А потому я послушно потянулась к дверной ручке и тихонько открыла створку.— Теперь направо, — велел Артур, и я двинулась по коридору в указанном направлении.Я очень наделась, что если буду идти достаточно медленно, то Джулиан заметит исчезновение нас обоих и заподозрит неладное. Он пойдет меня искать и обязательно спасет. Но не этого ли от него как раз и ожидают?Признаться, я чуть с ума не сошла от страха за свою жизнь. Я ведь ничего толком не знала об Артуре Гамильтоне. А вдруг он просто свихнулся? Может, сейчас он выведет меня на улицу и пристрелит?«Тяни время, — сказала я себе. — Надо выиграть время».— Куда вы меня ведете? — спросила я Артура, попытавшись к нему повернуться, но ствол тут же уперся мне в область почек.— Откройте дверь, — глухо приказал он, и я повиновалась.Это оказался служебный выход — несколько ступенек вверх вели на улицу.— Теперь наверх, — сказал Артур.Я стала подниматься по ступеням, и тут меня начал охватывать приступ паники. Прохладный вечерний воздух леденяще прошелся по моей влажной от пота коже, от запахов готовящейся пищи с кухни замутило в желудке.В этот момент я заслышала снизу, из цоколя, какое-то шевеление и громко выкрикнула:— Я здесь! На лестнице!В тот же миг пистолет резко ткнулся в спину, свалив меня на колени.— Не сметь так больше делать! — прошипел Гамильтон. — Быстро наверх! Живо!Мне ничего не оставалось, как вскарабкаться дальше по ступеням и через проем в ограде выйти на тротуар.У поворота гудело двигателем авто. Машина была явно не Генри. Я покрутила головой, пытаясь высмотреть «Кадиллак», и увидела его дальше по улице, через несколько светящихся витрин. Эрик с Генри почитывали журналы на передних сиденьях. Я хотела было им помахать, но Артур схватил меня за руку и, выкрутив ее назад, повлек меня к задней дверце. Быстро ее распахнув, он втолкнул меня в салон и тут же забрался следом. Взвизгнув шинами, авто мигом рвануло с места.Я вдавила кнопку стеклоподъемника, но безуспешно: похоже, ее загодя заблокировали.— Помогите! — завопила я водителю. — Меня похищают!Однако мужчина и глазом не моргнул.Я резко развернулась, оглядываясь на оставшийся позади ресторан, и в это мгновение двое мужчин выскочили на тротуар. Одним из них был Джулиан — его золотистые волосы знакомо блеснули под уличным фонарем.