Время
0 subscribers

– Это печально. – Слова выскользнули помимо Сашиной воли, и он просто не смог удержать их.

– Это печально. – Слова выскользнули помимо Сашиной воли, и он просто не смог удержать их. – Но в чем виноват я? Ведь не я вызвал на дуэль твоего… этого Линевича. – Но только ты можешь положить этому конец! – Каким образом? Насколько я понимаю, господин Линевич пребывает под следствием. Я не прокурор… – Ах, это!.. – махнула рукой Настя. – У него влиятельная родня, и самое страшное, что ему грозит – церковное покаяние. Но его уже вызвали на дуэль друзья Мити. Князь Лордкипанидзе, поручик… – Мне ничего не известно об этом. – Теперь известно. От меня. Колю обязательно убьют. Ведь это счастливая случайность, что… Настя поняла, что сболтнула лишнее, и осеклась. Действительно: что за счастье, что ее возлюбленный спасся ценой жизни ее же близкого родственника и Сашиного друга? «Он уже и Коля, – невесело усмехнулся Бежецкий. – Эх, девичье сердце…» – Увы, сударыня, – пожал он плечами. – Вызов на дуэль – дело чести, и вряд ли я смогу чтонибудь сделать в этом случае… – Я беременна, Саша, – краска залила лицо Настеньки. – Неужели ты захочешь оставить моего ребенка сиротой изза какойто статьи? Я же вижу, по глазам вижу, что ты все еще любишь меня! Сделай для меня это! Хотя бы во имя нашей ушедшей любви. Что мог ответить на это Александр?.. * * * – Приехали, ваше благородие! – Голос таксиста вырвал Бежецкого из забытья. – Серафимовская, восемнадцать, как велели. Прикажете подождать? – Подожди, голубчик, если не сложно. – Александр протянул парню десятирублевую купюру. – Я не обижу. – С нашим удовольствием, барин! – хрустящая новенькая десятка испарилась без следа, едва коснувшись пальцев. – Хоть до ночи ждать готов! – Ну, до ночи и не понадобится, – улыбнулся поручик, направляясь к мраморному крыльцу аляповатого, в купеческом стиле начала века, особняка. – Думаю, полчасика – не больше. – Будет исполнено, ваше сиятельство!