Айд Мус
2 subscribers

Рассказ о том, как путешественник во времени встретил в поезде умирающую девочку и свершилось чудо

Рассказ о том, как путешественник во времени встретил в поезде умирающую девочку и свершилось чудо

Мы едем на поезде, за окном торопливо мелькают леса. Я порой часами сижу, глядя в окно, за которым наблюдаю пролетающие пейзажи. Мы в пути уже два дня. Гирн постоянно спит на верхней полке. Раздающийся стук колес и гудок паровоза неспособны его разбудить.
С нами в купе едут еще двое. Юная девочка и ее дедушка. Анна, так зовут внучку Альфреда, очень больна в свои четырнадцать лет. У нее страшное заболевание, которое неизбежно поглотит ее и убьет в скором времени. Она без единого волоса на бледной голове, почти обессилено лежит, а Альфред с грустным взглядом сидит рядом и держит в своей старой, грубой и огромной ладони ее маленькую и хрупкую руку.
Альфред поведал мне свою историю… Родители Анны были наркоманами, не способными дать ей достойную жизнь. Он забрал ее у них, когда ей было семь лет, и стал ее опекуном. Они не возражали, были даже рады, что избавились от обузы, мешавшей им в полной мере насладиться дурманящими алкогольными напитками. Спустя три года, жена Альфреда Габриэлла, которую он ласково называл Габи, покинула их, уйдя из жизни. И в этой жизни Анна и Альфред остались одни. Соседский мальчишка Генри, ровесник Анны, был частым гостем в их доме и даже помогал им в быту. У Генри тоже в жизни были трудности, его мать постоянно находилась на работе, а безработный отчим, часто напивался и избивал мальчишку. Генри ходил к Анне, с которой он смог обрести покой. Даже узнав, что Анна больна, он оставался ей предан. Альфред это ценил. Он продал все, что у него было, но денег все равно не хватило, чтобы вовремя сделать операцию. Врачи ему сказали, что, к сожалению, ничего сделать уже нельзя, и тогда ее положили в детский хоспис, это ужасное место, где обреченные на гибель дети ждут своего последнего вздоха. Генри продолжал ее навещать.
Сердце Альфреда наполнялось болью, когда он видел увядающую Анну. Он с трудом принял то, что ее уже не спасти. Одним утром он решил, что последнее, что он может для нее сделать, это чтобы девочка встретила неминуемый закат своей жизни, глядя на море, а не на бетонные стены на которых нарисованы глупые зверюшки. Путешествие вдохновило Анну, и некоторое время она позабыла о болезни и чувствовала себя прекрасно. И вот теперь они едут к морю, вдохнуть соленый воздух и насладиться нежным прибоем. Они оба вспоминают Генри, и искренне жалеют о том, что не взяли его с собой, оставив наедине со своими проблемами.
Порой Анна поднимается и садится напротив меня. Она смотрит в окно грустным и тоскливым взглядом. Кажется ей все безразлично, и съедающая болезнь, лишает ее всякой радости, а может она просто тоскует по Генри.
Сегодня Альфред рассказывал нам про то, как в колледже встретил Габриеэллу, и как она вдохновила его продолжить изучать физику. Она изучала биологию и химию, благодаря чему стала врачом. Альфред остался в колледже и стал преподавать физику, математику и начало квантовой теории. Говорит, жили они просто, но счастливо. Про своего сына он рассказывать много не любил, ему было стыдно, что тот, предпочел службу в армии, хотя Альфред был полон надежд, что его сын пойдет по пути научного развития. Со слов Альфреда, его сын избрал самый легкий путь, службы в армии, путь патриота, путь человека безвольного и подчиняющегося, который в итоге закончился полной деградацией и алкоголизмом.
Альфред подарил мне несколько книг, которые, по его мнению, весьма полезны в областях, в которых он разбирался. Еще он дал мне несколько книг по биологии и химии оставшихся ему от жены. И еще две сумки разной научной литературы. Когда они собирались в столь далекое путешествие он брал с собой самое ценное, но ничего ценнее знаний он взять не мог. Но с тяжелыми сумками слишком трудно передвигаться. А глядя на то, как я делаю записи в своем журнале, ему показалось что книги, будут полезны мне. Что ж, думаю, он прав.
Гирн продолжает спать. Поезд мчится вдаль.
Я не мог уснуть, мне не давала покоя боль, которая возникала от сострадания к Анне. Мне ее искренне жаль. Я лежал на боку и смотрел на нее. Она сидела и смотрела за окно, обнимая свои бледные и худощавые ноги.
Я видел все эти машины, высокие здание и множество других предметов технологического развития. Как жаль, что сейчас, не в силах люди исцелять детей, так нуждающихся в жизни. Человечество достигло высокого уровня технического и медицинского развития, но не достаточного, чтобы каждый человек прожил счастливую жизнь.
Печально осознавать, что в эти времена человечность утрачена. Девочка Анна нуждалась в операции, в результате которой она могла исцелиться и продолжить жизнь. Но операцию ей не сделали лишь потому, что у них не хватило денег.
Мне помнится наш врач Розарио Мацелли. Он лечил не только знатные семьи и аристократов нашего поместья, но и остальных людей живших за пределами нашего дворца. Порой, когда я простужался, он приходил ко мне с микстурой и рассказывал свои истории о том, как он вылечил сломанную ногу у коровы семейства Лучини. Когда он говорил про корову семейства Лучини, я спрашивал его, не имеет ли он в виду тетушку Марию Лучини, которая была очень толстой и доброй, и мы с ним над этим смеялись. Он не отказывал в помощи никому, все жители города его искренне благодарили. Но он был не в силах спасти всех. Когда люди умирали от лихорадки, мы с ним грустили. Когда лихорадка погубила близнецов Альберти, которым было всего по шестнадцать лет, он, едва сдерживая слезы, рассуждал, что однажды люди смогут развить медицину столь хорошо, что болезни им не будут угрожать, и старость будет единственной причиной умереть.
Если бы Розарио отправился со мной в путешествие и смог получить доступ к знаниям, имеющимся сейчас, он не утратив своего стремления, помог бы всем.
Наш поезд совершил остановку на одной заполненной людьми станции. Анна продолжала грустить. Глядя сквозь окно, она смотрела на суетящихся людей входящих в вагоны и покидавших их. Но она, ни на ком не задерживала своего тоскливого взгляда, будто глядела в пустоту.
Вскоре, на пироне почти никого не осталось. Раздался гудок, и поезд медленно тронулся. Анна широко открыла глаза, в миг наполнившиеся блеском. Улыбнувшись, она с глубоким удивлением вдохнула и стала махать рукой, увидев выбежавшего на пирон мальчишку со светлыми потрепанными волосами и немного обезумевшим лицом, взгляд которого был направлен на тронувшийся поезд. Это был Генри, маленький мальчик, способный на большой подвиг. Он сразу заметил, ударявшую по стеклу Анну. Их взгляды встретились, Анна закрыла лицо руками. Ладони ее сползли на нос. Кажется, в тот момент она была наполнена счастьем. Он бросился бежать за поездом. Они пытались прикоснуться к другу-другу сквозь прочное стекло вагона. Генри бежал, прислонив руку к стеклу, и смотрел на Анну. Лицо его было грязным, волосы потрепаны, а рубаха порвана, но за всем этим таилась глубокая, чистая искренность невинной и бескорыстной любви.
Поезд плавно остановился. Альфред и Анна собрали свои вещи, и не попрощавшись, в спешке покинули вагон. Они встретились в объятиях. Она крепко в него вцепилась, словно боясь отпустить, казалось, болезнь отступила, и в ней появились силы, для крепких объятий. Они совсем юны, но сердца их уже наполнены любовью. Поезд вновь медленно набирал скорость. Альфред, Анна и Генри, покидали пирон. Надеюсь, они настигнут моря.

https://ridero.ru/books/zhan_dyu_shan_tysyacha_zemnykh_let/