ЛЮБОВЬ
0 subscribers

— Что предлагаешь? — поинтересовался Северский не желая вытягивать ответы силой.

— Что предлагаешь? — поинтересовался Северский не желая вытягивать ответы силой.

— Я тебе уже говорил. Есть у меня на прицеле один человечек, которого надо привлекать к нашим делам.

— Твой тайный олигарх-подпольщик?

— Да, он самый.

— А может не стоит. Это опасно. Война начнётся через двадцать лет, и кто его знает какие у него сейчас интересы — с сомнением сказал Северский.

— Ничего, я думаю мы сможем его заинтересовать — уверил Серый. — Петрович, ты пойми, деньги у нас теперь есть, не знаю сколько точно, но там не меньше сотни миллионов долларов. А чтобы построить структуру для их активного использования придётся потратить кучу времени и найти подставных лиц, используемых в тёмную. А тут есть практически свой человек со всем необходимым. Пока он не в курсе наших дел и задач, но я думаю мы ему всё растолкуем.

Серый говорил тихо и спокойно, но Северский уловил что по какой-то причину он хочет ускорить происходящие события. К тому же, сквозь показную бодрость было видно, что он ещё не восстановился физически. Его что-то очень беспокоило, но что именно учёный не понимал.

— А кто он, твой олигарх, прямо сейчас сказать можешь? Я как домой вернусь, в сети посмотрю, что это за птица.

— Глебов — буркнул Серый, мгновенно ответив на прямой вопрос.

— О, ничего себе! — удивился Северский, наслышанный о любовных похождениях Глебова, сводками о которых была заполнена вся жёлтая пресса. — Владелец заводов, трубопроводов и самого большого парка дорогих машин в Российской Федерации. Он же из списка Форбс не вылезает, кажется состояние миллиарда два долларов, или чуть больше.

— Сейчас два с половиной — уточнил Серый.

— Ну не знаю — с сомнением проговорил Северский. — Что-то он мне не кажется правильной кандидатурой. Тридцать пять лет, слишком молодой. Занимается перепродажей обанкротившихся предприятий, барыжит нефтянкой. Насколько я помню не женат и его постоянно окружают скандальные историю связанные с молодыми фотомоделями, певичками и актрисами. Мне кажется, что дорогие тачки и женский пол его интересуют больше чем родина и её будущее.

— Всё не совсем так — уверил Серый своим самым спокойным тоном, который у Северского обычно вызывал оторопь. — Я тебе сейчас расскажу одну интересную историю, и ты поймёшь кто такой Глебов, если с него счистить всю золотую мишуру — загадочно пообещал парнишка и тут же начал рассказ. — В 2043 году ты находился в Москве, а туда с трудом доходила информация о том, что происходит на остальной территории оккупированной страны. К зиме сорок третьего альянс демократических стран уже раздавил последние остатки, наших вооружённых сил. А затем интервенты поступили очень умно, они забрали только то что им действительно нужно, кинув остальные территории на произвол судьбы. Впрочем, они не забывали гонять над ничейными землями ударные беспилотники, бомбящие любые колонны транспорта без разбору. В те времена только начинали открывать первые отделы ФБК в крупных городах, они набирали жандармов и полицаев, хоть как-то поддерживающих порядок. А на остальной территории почти везде творился полный беспредел.

Серый был прав, информация до Москвы доходила с трудом, но слухи о том, что повсеместно повылазили уроды всех мастей, приходила регулярно. Всякая человеческая чернота скрывалась не только под синими куполами на спине, но и под погонами разных цветов и чиновничьими пиджаками разной степени влиятельности. Где-то в регионах власть брали воры в законе, где-то всевозможные силовики и начальники всех мастей. Но почти все они тянули одеяло на себя и старались как можно лучше устроиться в своём небольшом уделе, не забывая при первой возможности грабить соседей. Уже через год из этого всего начнут рождаться мелкие республики, национальные автономии и самостийные города, без конца конфликтующие и воюющие друг с другом, за ресурсы и территорию.

— В Москву тоже кое-что доходило. К нам в институт свозили учёных выбранных из беженцев. То, что они рассказывали — это чудовищно — проговорил Северский.

Серый кивнул и непроизвольно зло оскалился.