9 subscribers

Но из-за соседства противника лететь пришлось долго. Трол и его друзья на своих птицах покрыли почти сто двадцать миль,

Но из-за соседства противника лететь пришлось долго. Трол и его
друзья на своих птицах покрыли почти сто двадцать миль, невероятное
расстояние, особенно если учесть, что пролетали над отрогами, где едва
можно было выдерживать направление из-за сильных тут вихрей. Трол
снова до изнурения обдумывал свой план, даже стал немного
раздражённым, решил отвлечься и принялся медленно, спокойно
соображать, как можно было бы вытащить Яйцо Несбывшегося в этот мир.
Но так как это его пока не слишком интересовало, он так ничего и не
придумал.
Остановку на ночь сделали уже в сумерках. И Тролу пришлось искать
топливо для костра, как единственному видящему в темноте члену
команды, который был ещё способен оставаться на ногах. Стоянка
получилась не очень удачной, их стали окружать волки, которых, как и в
прошлый раз, вели заражённые червями вожаки. Поэтому снялись очень
рано, с трудом заставив фламинго подняться в воздух.
Но потом всё пошло лучше, усталость довольно скоро показалась не
слишком значительной, словно Ибраил стал восстанавливаться и
потихоньку вливал свежие силы и в птиц, и в людей. Они и оглянуться не
успели, как проделали путь почти к самой подошве горной гряды, проделав
в итоге за два с половиной дня тот же путь, который прежде потребовал от
них четырёхдневных усилий. Это радовало, но совсем не радовало другое.
Едва они приземлились, как думали, для краткой дневной стоянки,
около небольшой речки, весело сверкающей пеной на валунах, ещё явно
горной и потому особенно чистой, как Ибраил погрузился в глубокую
задумчивость. Трол ощущал её настолько отчётливо, что даже подошёл
поближе, чтобы по внешним признакам уразуметь, что же происходит с
магом. Но безуспешно, так ничего и не понял.
А Ибраил, почти не притронувшись к обеду, на этот раз довольно
удачному, потому что Кола неожиданно прямо с фламинго своим дротиком
подранил газель, вдруг решительно выволок большой стеклянный шар,
который хранил в своём мешке с магическими инструментами. И, вместо
того чтобы отправляться в путь после привала, принялся в него
сосредоточенно вглядываться. Это длилось час, другой, наконец маг поднял
голову.
— Впереди у нас, на расстоянии почти трёхсот миль, стоят войска. За
один перелёт мы не сможем их миновать, даже если загоним птиц. — Все
понимали это, поэтому Ибраил продолжил: — На севере, на путях,
выходящих в Кеос, в воздухе находятся три больших летающих корабля,
которые пришли туда из района, примыкающего к Великому озеру. —
Ибраил нахмурился. — Возможно, их пригнали, отложив на время попытки
с их помощью победить тех доранцев, которые ещё сражаются.
Трол не удержался и хлопнул в ладоши. От такой несдержанности он и
сам смутился, но не мог иначе выразить радость, что сдержал слово,
данное некогда Дереку, прозванному ещё Стражем Милинока, который и
возглавлял этих самых доранцев. Ибраил недовольно посмотрел на него, но
продолжил своим утомлённым, негромким голосом:
— А вот на юге, всего в ста милях с небольшим болтается ещё один
корабль, гораздо меньших размеров. Скорее всего, Келга, это и есть твой
перевозчик золотого песка, который не решается подойти ближе к горам
Центра Мира, потому что тут находимся мы.
Трол посмотрел на принца Колу, на Келгу, на Корка. Все они не
сводили с него глаз. Выбор был предопределён.
— Так как я не смогу, — Трол говорил осторожно, словно шёл по
тонкому льду над глубоким озером, — скорее всего, драться с тремя
летающими кораблями, следует выбрать именно этот маленький корабль.
— Сто миль с небольшим мы одним махом не преодолеем, —
решительно сказал Корк.
— Придётся, — ласково, даже сладко проговорил Кола. — Другого
выбора, как заметил Трол, всё равно нет.
— Тогда нам надо как следует отдохнуть перед этой атакой, — в тон
ему высказалась Келга.
Трол подумал ещё немножко и выложил следующий аргумент, в
котором он тоже сомневался, но который всё равно когда-нибудь следовало
обсудить.
— Если этот корабль действительно способен не приземляться в
течение длительного, очень длительного времени, он нам пригодится ещё и
тогда, когда мы потащим Яйцо Несбывшегося к замку архидемона. — Он
вздохнул, потому что ожидал множества возражений от своих друзей. —
Знаете ли, Яйцо слишком разрушительный артефакт, лучше нести его по
воздуху.
— Как ты себе это представляешь? — спросил Корк.
— Мне кажется, нужно прорубить в днище корабля небольшое
отверстие, установить хорошую лебёдку с длинным, на десятки саженей,
тросом, погрузить свободный конец в Яйцо. Оно в него вцепится… оно
поглощает всё, что сделано руками человека, канат тоже поглотит.
— Но ведь канат будет поглощаться Яйцом всё время? — не понял
Кола, хотя уже начинал догадываться о конструкции, которую предлагал
Трол. Остальные молчали, им было трудно возражать, потому что они
никогда не видели янтарной скалы, да и едва ли знали, о чём идёт речь.
— Держать его на весу можно через какой-нибудь зажим, —
продолжил Трол. — А когда Яйцо будет слишком подбираться к кораблю,
следует отпускать канат пониже… Или, если потребуется, подвяжем новый
кусок.
Ибраил принялся что-то рисовать в своей Книге Ублы. По-видимому,
то, что у него получалось, ему не нравилось, потому что он иногда качал
головой.
— Лететь придётся без посадок, — сказал он наконец. —
Приземляться очень опасно, если Яйцо слишком… так сказать, закрепится
на земле, мы можем вообще не взлететь. Его поведение я не берусь
прогнозировать.
— Так и полетим