0 subscribers

Доклад должен быть готов к концу недели,

 — Рикардо перевел дух. — И если я еще хоть раз услышу, что ты бегаешь по дорожкам, сам отведу тебя в полицию и потребую судебного разбирательства.
— Ешь, Эйми, — сказала мать. То была первая ее реплика за все время.
— Я не голодна.
— И все же советую поесть. До конца недели домашнего пайка не хватит.
Эйми заставила себя есть. Отец уже расправился со своей порцией и сидел, опершись локтями о стол.
— Я одного не понимаю, — устало произнес он, — зачем это тебе, а, Эйми? Зачем ты вытворяешь такое? Я почему-то думал, ты умнее. К чему рисковать?
Тут она не выдержала.
— Я — лучшая! — Эйми вскочила, затем плюхнулась обратно на оттоманку. — Лучшая бегунья по дорожкам во всем городе! И все будут помнить меня только поэтому!.. Я лучшая, а теперь… теперь у меня все отобрали.
Серые глаза отца удивленно расширились.
— Что-то не похоже, чтоб ты сожалела о своем проступке, юная леди.
— Я жалею только об одном! Что проиграла. И что попалась, вот! И еще мне очень жаль, что тебе пришлось ехать выручать меня, но ни о чем другом я не жалею, ни капельки!
— Ступай к себе! — рявкнул отец. — Еще раз услышу этот бред, тогда почувствуешь, какая рука у меня тяжелая!
Алисия потянулась через стол и успела перехватить занесенную для удара руку мужа. Эйми вскочила и бросилась к себе в комнату.
Все, ее жизнь кончена. Другого ощущения от случившегося у Эйми просто не было. Она проиграла Шакире Льюз, ее забрали в полицию. А уж Луис Хортон разнесет эту весть по всему городу.
Школьный робот-монитор будет фиксировать время и напоминать ей перед всеми учениками, что после занятий ей следует идти прямо домой. А мальчишки и девчонки будут над ней смеяться…
Даже друзья и подруги, даже Дебора станут донимать ее расспросами. И скоро вне класса говорить с ней не будет никто. Никто не станет предлагать погоняться по дорожкам. Никто не расскажет, что говорила эта женщина Льюз, прибывшая к финишу первой.
Мистер Лианг обязательно вызовет мать на собеседование, а куратор узнает о ее докладе, который она пишет для отца. И потом заставит прочесть этот доклад с экрана на всю школу. При одной только мысли об этом Эйми содрогнулась, представив, как ребята будут смеяться над ней. Да уж лучше действительно оказаться в тюрьме для малолетних правонарушителей, чем терпеть весь этот позор.
Недели через три родители немного оттаяли. Эйми по-прежнему должна была возвращаться из школы прямо домой, но ей после ужина разрешили делать уроки с подружками, в женском секторе, разумеется. Слух о позорном поражении сменился другим — все наперебой рассказывали о блестящей победе Луиса Хортона над ребятами Тома Джэндоу, причем гонка была аж до самого Квинса. Разговаривать с ней друзья и подруги не перестали, однако старались не упоминать имени Шакиры.

Доклад должен быть готов к концу недели,