0 subscribers

Только по официальной оценке РАН, если в 2013 году было 20 тыс. уехавших

Но даже лучшие учёные-экономисты могут решать только задачи параметрического анализа экономики в целом (на основе данных Росстата), а задачи параметрического и структурного синтеза (тем более, касающиеся конкретных технологических отраслей и их взаимодействия) они ни решать, ни решить принципиально не в состоянии). А ведь если допущены ошибки на структурном уровне, то никаким параметрическим анализом и управлением (в т.ч. законами и запоздалым латанием дыр народными деньгами) ситуацию уже не отрегулировать. Если мы имеем проблемы в химической промышленности, то кого мы пригласим для обсуждения этих проблем и поиска решения? Пригласим химиков: теоретиков, практиков, организаторов. Если мы имеем проблемы в металлургии – пригласим металлургов. Если проблемы в обороне – пригласим военных и т.д. Так почему же такой сложнейшей технической, столь динамично развивающейся и комплексной отраслью, как нанотехнологии, электронная индустрия и вычислительная техника, были поставлены управлять вообще мало что понимающие во всём этом «ура-экономисты»? Заключение Реальные инновации, реальные системы, реальные прорывные и конкурентоспособные технологии создаются не чиновниками, не экономистами, а людьми совсем другого рода, в иной, научной и рыночной среде. Но миллионы людей, среди которых сотни тысяч уникальных специалистов, покинули Россию. Только по официальной оценке РАН, если в 2013 году было 20 тыс. уехавших учёных, то в 2016 их стало уже 44 тыс., и это число к 2020 году лишь увеличилось. Сотни перспективнейших проектов в области электроники, которые давно могли бы «поднять с колен» полупроводниковую индустрию страны (примеры тому – Китай, Южная Корея и т.п.), десятилетиями лежали, лежат и будут лежать «под сукном» у российских чиновников [1–6,23]. И главное, что теперь должна понять страна: отдавая последние деньги в руки новоявленных «ура-экономистов от электроники», ни по риторике ни по делам ничем не отличающихся от предыдущих [24], она проводит последний, причём смертельный экономический эксперимент. Пора, наконец, осознат