Юля Макина
0 subscribers

Голос, несмотря на хрипы и искажения, был узнаваем. Речь держал сам хонус Дагобар.

Голос, несмотря на хрипы и искажения, был узнаваем. Речь держал сам хонус Дагобар. Ишь как разговорился. В прошлый раз, помнится, в основном спесиво молчал, только изредка снисходя до кивков. Значит, изменилось что-то в сознании. — Без моей команды никуда не лезть. Толариза, она же Гарьят, покинула повозку и демонстративно выложила лучемёт на крышку мотора. Потёрла ладонь о ладонь, сплела пальцы на затылке и не торопясь подошла к двери. Здесь её встретили двое громил из свиты хонуса. От них несло злобой, похотью и слегка — страхом. С нескрываемым удовольствием они обыскали Гарьят, убедились в отсутствии, по их понятию, оружия и, поддерживая за поднятые локти, повели вглубь ангара. Внутри громоздились остовы исполинских машин, тянулась в никуда разорванная лента конвейера, смутно просматривались завалы исковерканных металлических балок. Всё мёртвое, сломанное, отслужившее — и не обретшее возрождения в огне плавильных печей. В самом центре за огромным чёрным верстаком помещалось грузное усатое существо с глазами навыкате. Это и был хонус Дагобар, в доле с которым, как поговаривали, не гнушались работать советники Президента. Тут же — за спиной босса, по бокам, на верхнем ярусе, среди крюков и лебёдок — расположились многочисленные охранники. Все вооружённые до зубов, пахнущие вседозволенностью и агрессией. А что? Это их город, их страна. Их, Бездна побери, мир. — Толариза, детка, можешь опустить руки, — усмехнулся Дагобар. — Знаешь, сказала бы ты мне по-хорошему всю правду. Кто ты? Я ведь справки навёл… — Он пригляделся к одному из перстней и начал протирать радужный камень. — Толаризу по прозвищу Смазка уже сто Оборотов как замели. Неужели у вас там, в Галактическом Совете, одни недоумки сидят? Знай шлёте одну делегацию за другой… Знала бы ты, детка, чем кончили твои предшественники! Итак, говори. Если скажешь правду, я дам тебе лёгкую