Юля Макина
0 subscribers

Рот у него был маленький, пухлый, а манера складывать губы заставляла вспомнить клюв осьминога.

Рот у него был маленький, пухлый, а манера складывать губы заставляла вспомнить клюв осьминога. Рыхлое, аморфное тело усиливало впечатление. — Борт, это Главная, — сказала в наручный коммуникатор Гарьят. — Начали! — Принято, — с готовностью отозвался оператор, и в ангаре тотчас зазвучала пугающая симфония звуков: мягкие шлепки падающих тел, дробный стук, металлический лязг оружия, выпавшего из рук… Точно в древнем ролике о последствиях удара космических гаммалучей, доблестное воинство Дагобара замерло скопищем безвольных и почти безжизненных тел, будто куклам-марионеткам разом отмахнули все нити. Короткий парализующий пучок, посланный с орбитального бота, легко прошил атмосферу, пронизал крышу ангара и точно поразил цели. Выйдя из ступора, хонус Дагобар с руганью полез рукой под верстак, но где ж ему было тягаться со старшим тысячником безопасности! Гарьят легко взлетела на стол и крепко наподдала ему затянутым в кожу подъёмом правой ноги. Осьминожья туша тяжело колыхнулась, заваливаясь назад, и Дагобар распластался на полу. Куда и подевалась вся его спесь… — Ко мне, — позвала Гарьят артемита. И очень скоро хонус Дагобар опять сидел на своём стуле, на сей раз — голый и связанный. — Меня зовут Гарьят, и я старший тысячник безопасности, — сразу внесла ясность лже-Толариза и вдруг улыбнулась до того страшно, что Дагобар вздрогнул. — И прежде чем начать портить себе карму и сдирать с тебя кожу, хочу, чтобы ты кое на что посмотрел. Артемит подал планшетку. На экране возникла мирная, успокаивающая картина: возделанные склоны холмов, правильные линии кустов, роботы-садовники, медленно движущиеся в зелени. Над холмами плыли облачка, деревья на границе плантации отбрасывали косые тени… — Ы-ы-ы-ы… — забеспокоился хонус, дёрнулся, мотнул головой. — Это же моё… моё…