0 subscribers

И большевики неизбежно бы полетели вверх тормашками следом за Романовыми, если бы не оказались умнее и решительнее последних...

И вот этой взрывоопасной публике государство в 1914 году сунуло в руки винтовки и отправило ее на фронт воевать за интересы латифундистов и капиталистов. Конечный результат подобного опрометчивого шага был вполне предсказуем. Изучая материалы по революции, Николай Иванович с удивлением узнал, что партия большевиков изначально была против ликвидации крупных сельскохозяйственных предприятий. Понимала, что путь раздачи их земель крестьянам по сути тупиковый. Что лучше эти предприятия использовать, наполнив новым, ясен пень, социалистическим содержанием. За передел земли больше ратовали эсэры. Но здравого смысла не становится на пути падающей горы, у большевиков хватило. Новый передел земель, в том числе уже и помещичьих все же состоялся. Тупик, разумеется, никуда не исчез. Товарного зерна в достаточных количествах как не было, так и нет. Как не нужно ничего было крестьянам от города, так и не нужно. Как не было денег на индустриализацию, так и нет. Крестьянство еще основательно обиделось на новую власть за продразверстки. Валовые сборы зерна только упали. Особенно сильно упали там, где ранее были крупные предприятия, помещичьи латифундии, владения казацкой "старшины", чьи земли поделили бывшие батраки. Эти самые батраки за время работы на подхвате успели утратить навыки, необходимы для осуществления полного сельскохозяйственного цикла. Обработку земли они вели по упрощенным схемам, урожайность падала, распространялись спорынья, ржавчина и прочие болезни зерновых, поля зарастали сорняками. Ко всему прочему, к началу тридцатых в деревне подросло новое поколение молодых людей с набитыми в драках кулаками, которое опять же начинало задумываться о своих дальнейших жизненных перспективах и косо посматривать в сторону ближайших родственников, не говоря уже о кулаках. Именно эти веселые ребята, кстати, успевшие получить при советской власти какое-никакое, но образование, реально заправляли в комбедах, а вовсе не "голь" и "пьянь" из демократической мифологии. В общем, необходимость очередного земельного передела опять вставала во весь рост. И большевики неизбежно бы полетели вверх тормашками следом за Романовыми, если бы не оказались умнее и решительнее последних. Коллективизация в такой ситуации была, может, и не идеальным вариантом из всех прочих зол, но весьма близким к оному. Основные проблемы она все же решила, причем достаточно мягко. Любви крестьянства к власти коллективизация, естественно, не прибавила, но взрыва удалось избежать. Вовсе не мифические жидокомиссары с наганами в руках сгоняли людей в колхозы, вовсе не они проводили раскулачивание. Реально это делали свои же сельчане, зачастую ближайшие родственники. Поэтому и прошла коллективизация, что ни говори, достаточно гладко и без особой крови. Трудно было сопротивляться собственным детям, племянникам и внукам. Которые, кстати, по еще не забытым стандартам справедливости были в своем праве. Николай Иванович положил ручку и отодвинул тетрадь в сторону. Что-то начинало вырисовываться. Весьма полезно иногда бывает все разложить по полочкам. Теперь бы с выводами не ошибиться. В смысле, как имеющийся у крестьян менталитет правильно использовать.Отдав распоряжение, чтобы для прибывающих товарищей подготовили помещения, Сергей надолго задумался. Наверху явно что-то серьезно переменилось, очень серьезно. До последнего времени о людях из будущего кроме сотрудников ОИБ знали только товарищ Сталин с товарищем Берия. Еще знал Кобулов, но он погиб во время мятежа инспирированного английской агентурой. Больше о "гостях" никого не информировали и к этому все уже привыкли, никаких изменений не ждали. Никаких особых причин расширять круг допущенных к этой тайне вроде не просматривалось. А тут товарищ Сталин позвонил лично. И недвусмысленно приказал ввести в курс дела сразу пятерых. Причем этим пятерым давался полный допуск ко всей имеющейся в ОИБ информации, допуск без каких либо ограничений. О названных Сталиным товарищах Сергей, разумеется, слышал. А кто вообще в Советском Союзе не слышал о знаменитых "пожарных пятерках Сталина"? Эти самые пятерки начали формировать еще в начале 1942 года, причем на основе переданной ОИБ информации. Первичная инициатива принадлежала вездесущему Инженеру. Это он предложил для решения серьезных и неотложных проблем сформировать специальные целевые группы из особым образом подобранных людей. Даже расписал основные роли в такой группе. Всякие там лидеры, генераторы идей, стратеги-аналитики и так далее. Ролей, как помнил Сергей, инженер выделил аж восемь штук. Но товарищ Сталин все же решил формировать пятерки, сказал, что восемь подготовленных товарищей на одну бедную проблему будет слишком жирно. Причем сначала вообще хотел ограничиться тройками, но товарищ Берия ему отсоветовал. Сказал, что в тройке совместить даже основные роли будет практически невозможно. Да и с точки зрения пропаганды пятерка удобнее - по количеству лучей советской звезды. В общем, по заданным требованиям было подобрано достаточное количество молодых людей, в основном имеющих разноплановое высшее образование. Из них с привлечением специалистов по психологии после некого периода притирок и перетасовок было сформировано около двух десятков групп. Личный состав этих групп сначала около года натаскивали по ряду вопросов, после чего начали давать конкретные задания, постепенно увеличивая их сложность. Около половины групп в итоге были расформированы: или задания проваливали или просто не сумели обеспечить должную рабочую атмосферу внутри себя. Оставшиеся постепенно набирали опыт решения проблем. Причем выполнение заданий чередовалось с очередными циклами обучения, а учили их серьезно и по самым разным направлениям.