1 subscriber

У меня не хватало денег на сиделку.

— У него был скверный характер , — сказал Саламано .

— Бывали у нас и нелады. А все-таки он был хороший пес.

Я сказал — да, пес породистый, и старику, видно, это польстило. — Вы его не знали в ту пору, когда он еще не захворал , — прибавил он .

— Шерсть у него была уж так хороша, любо поглядеть. С тех пор как на пса напала хворь, Саламано каждое утро и каждый вечер натирал его мазью. Но, в сущности, пес был не болен, а просто-напросто стар, так ведь от старости не вылечишь.

Тут я зевнул, и Саламано сказал, что ему пора.

Я сказал — пускай еще посидит, досадно, что с его псом приключилась беда; старик поблагодарил.

Он сказал, что его пса очень любила моя мама. «Ваша бедная матушка» , — сказал он.

И затем изрек: уж наверно, смерть мамы для меня страшное несчастье, но я ничего не ответил.

Тогда он как будто смутился и скороговоркой прибавил: мол, в нашем квартале меня осуждают за то, что я отдал маму в богадельню, но он-то меня знает и не сомневается, что я маму очень любил. Я ответил, сам не понимаю зачем, мол, первый раз слышу, что меня за это осуждают, мне казалось совершенно естественным устроить маму в дом призрения, ведь у меня не хватало денег на сиделку.

У меня не хватало денег на сиделку.