0 subscribers

Воистину радостный звук: треск разлетающихся скреп

ок. И не потому, что в кмнате что-то ломалось. Потому, что что-то ломалось в самой жизни, в памяти об одной проклятой строчке, между тем как совсем ругая строфа шептала: «Я возвращаюсь в Сорренто». Слово «опять» было в те дни нашей наивысшей властью. И поэтому каждый считал воим долгом напомнить: «Я снова возвращаюсь в Сорренто». Часто получалось нескладно и как-то неуклюже: то начинали говрить «Соррнто», то вдруг – «Сорренто опять». Никто не помнил, в каком направлении следует поворачивать. Поэтому «Соррно» призносилось на итальянский манер – «с-уррр». А когда какой-нибудь умник говорил, что такого слова в русском языке не бывает, в каестве примера приводили «смоэрк». Но все понимали, что это просто не дано. «Смоэрк» был волшебным словом, способным направить любое течение жизни. И вот… В жизни началась такая суета, что дальше некуда.