Maks Kroft
0 subscribers

- Я не хочу, чтобы с Эрикой или с тобой что-нибудь случилось… Может, мы всё-таки поедем вместе?

- Нет, - Алекс, подойдя ближе, положил обе руки ему на плечи, - во-первых, я должен ехать один. А во-вторых, - указал он на гипс, - ты официально ещё числишься покалеченным. И я не буду вновь рисковать тобой…

Шаги на втором этаже затихли. Женский голос в телефоне Эйба сменил мужской – события продолжали развиваться, пока страх ощутимой волной пропитывал гостиную. Дэн поискал достойные аргументы, но тех не было.

- Скверная ночь, прости, - наконец, шепнул он, опустив голову.

- Скверная, - тут же согласился Алекс, - и дурацкая. Но я сделаю так, как сказала Николь, слышишь? Я. Верну. Её. Если всё должно решиться сегодня, всё решится хорошо.

* * *

Наверное, это было самой невозможной вещью, из любых невозможных. Повторно щёлкнула дверная блокировка. Свет продолжал гореть.

- Не ожидала, правда? – участливо спросила Мелли, высвобождая косу из-под шапочки. - Понимаю, вышло спонтанно: пришлось за тобой следить, караулить, ездить по городу и стеречь за углом… Зря ты из такси выскочила, ну да ладно. Оу, надеюсь, мой брат уже извинился за резкое поведение? Верю-верю, Эд, не начинай… А что там случилось, кстати, в Стрейт рут? Поссорилась с любовником?

- Что? – не успев толком усвоить наличие соседки и приятельницы в злополучном автомобиле, девушка споткнулась о быстрый монолог и финальный вопрос. - С каким ещё любовником?

Мелли фыркнула.

- Да ладно тебе, Эрика. Ты, конечно, хорошая девчонка и здорово готовишь, но прозаик из тебя средненький. Если честно, твоя дурацкая пьеса мне никогда особо не нравилась – хотя первый финал, где лорд Батлер позорно умирает, красив и символичен… И не говори, что Алекс Гаррет не подкатывал к тебе, ставя всю эту ерунду.

- Подкатывал? Мелс, какое ты…, - Эрика едва не захлебнулась возмущением от намёка, но потом сообразила, что ей же лучше. Любовник, значит? Некий неопознанный инстинкт затревожил подсознание, шепча, что правду нельзя выдавать ни в коем случае. Не здесь. Изначальный вопрос, мгновение спустя, переменился, - какое ты отношение имеешь к Алексу?

Брэдли, ухмыльнувшись, взялся за руль и медленно поехал вперёд. Обстановка напоминала жуткий первозданный кошмар, из тех, что снятся под утро и держат в тисках до последнего. Из тех, от которых остаётся боль в груди, привкус металла во рту и пара седых волос в шевелюре.

Что ж, утро и тиски ей уже обеспечены – время, наверное, приближалось к шести. Мелли, по-прежнему уютно свернувшаяся на своём месте, достала из кармана пистолет и, как ни в чём не бывало, сняла его с предохранителя.- Я звонила твоему приятелю, и он задал почти такой же вопрос: какое отношение я имею к тебе… Но ты здесь ни при чём, Эрика, - она отложила оружие на приборную панель, - ты просто оказалась не в том месте не в то время. Или, наоборот, в том?

- Объясни, я не понимаю.

- Разумеется, не понимаешь. Вряд ли наш режиссёр рассказывал о неуравновешенном злом гении, который преследует его по Интернету. Имя «Исси Йорк» не вызывает ассоциаций? Ну правильно, тайну сохранили от многих, а у нас ушло десять грёбаных безрезультатных лет, чтобы попортить Гаррету нервы и остаться ни с чем!

Улыбка стекла с миловидного лица – сейчас девушка на переднем сиденье напоминала обиженную злую куклу.

- Хочешь знать об отношении? - жарко и быстро заговорила она. – Давным-давно были семьи Гордонов и Йорков, состоящие в родстве. От первых остался только Сэм-чудила, овдовевший в молодости, а потом пару раз претерпевший разводы. Своего ребёнка он потерял, зато у его дальних родственников был наследник…

- Наследники, - поправил Брэдли, тут же получив гневные упрёки.

- Какая, к чёрту, разница?! Не мешай мне просвещать человека – тем более, никто другой уже не успеет это сделать.

Последние слова заставили Эрику вздрогнуть, но Мелли не обратила внимания. Она рассказывала о детях Йорков – мальчике Эде и девочке Исси. Им Гордон собирался завещать лакомый кусочек – свой театр и все его доходы. Мэри Йорк радовалась и буквально подпрыгивала от счастья, лелея перспективы, но те пошли прахом – то ли Сэм разочаровался в претендентах, то ли его обеспокоили сестринские заскоки, крепнущие с годами… Никто не знает наверняка, откуда выплыл и почему запал бизнесмену в душу таинственный молодой режиссёр – новичок опередил Йорков в борьбе за наследство и перехватил театр. Благополучию пришёл конец.

- Мэри, чья аудиенция у нового господина оказалась безуспешной, начала расстраиваться и страдать. А потом и вовсе тронулась умом, - с издёвкой заметила Мелли, заняв нормальное положение на сиденье и барабаня пальцами по коленке, - детишкам сообщили, что театр они полностью не получат – а он был единственным пунктом большого, в целом, наследства, который представлял интерес.

Пауза. Автомобиль продолжал петлять узкими лабиринтообразными улочками.

- С тех пор прошло десять лет, - добавил мужчина за рулём, - наследники, устав от мирных переговоров, повзрослели и обозлились. И сообразили, что миром дело не решить.

- Эд – это Брэдли Йорк, - протянула Эрика, оформляя безумный рассказ в факты и со страхом поворачиваясь к особе, которую всегда считала верной союзницей, - но ты…

- Я? – пожала плечами та. - Умоляю, избавь меня от проклятых стереотипов. С тех пор, как я развелась с Ричи и сохранила его фамилию, все вокруг только и ушивают меня в стереотипы. Разумеется, Мелли Гамильтон – это мисс Мелани! Воплощение чистоты и кротости, прямо как в романе! Смешно… И никому не приходит в голову, что меня зовут Мелисса.

- Мелисса?!

Никаких фактов уже не хватало. В памяти разом пронеслись десятки совместных моментов и разговоров, начиная с первой встречи. Вот Эрика, «расшифровав» сокращение, интересуется, не напрягает ли новую знакомую такое сходство – последняя, прихрамывая, отвечает, что друзья любят подкалывать. И ни на секунду не выдаёт случайной ошибки… Ни тогда – ни позже. То ли вежливость мешала, то ли безразличие.

То ли имелся план.

Будто подслушав мысли о себе, девушка впереди вновь обернулась к своей пленнице:

- И ты попалась на удочку, детка. Мелиссу можно сократить не только до Мелли, но и до Исси. Отличный ребус, правда? И совсем не трудный! Исси меня звали в детстве, заложив основу привычке, а Мелли зовут сейчас.