Maks Kroft
0 subscribers

Из передней выскочила невысокая девушка в чёрных джинсах, куртке и шапочке.

Из задней дверцы, держа его дочь в охапку, вылез Брэдли Арчер, машинист сцены. Последний факт был воспринят довольно отстранённо – предателя искали, и вот он нашёлся. Кто – неважно. Хороший знакомый Дэна, между прочим… Нет, всё-таки неважно! Не сейчас! Взгляд зацепился за пистолет в руках Мелиссы – у Брэдли, сжимавшего плечи Эрики, оружия не было; по крайней мере, тот ничего не доставал. Однако с него сталось бы прикрываться девушкой или попробовать свернуть ей шею. Что касается Эрики – Алекс уложился в секунды зрительного контакта, как и вечером, на спектакле, где вёл молчаливый, но понятный двоим диалог. Да, она была в порядке. И нет, они, похоже, не знали правду. Глаза смотрели испуганно, но не рассерженно – девушка понимала, что сейчас не до личного конфликта.

- Доброе утро, мисс Йорк, - Алекс вынужденно отвлёкся от дочери и своего сотрудника, возвращая приветствие Мелиссе. Теперь, когда он впервые видел брата и сестру вместе, их внешнее сходство нельзя было не признать. Та, которая ему мстила, и тот, кому он доверял… В голове всплыл рассказ Бронвин о поездке в лечебницу и наследственной неуравновешенности Йорков.

Куда уж неуравновешеннее?

- Зачем всё это – похищение, звонок, встреча здесь? – продолжил Алекс. - Почему, обретя театральную семью, ты, Брэд, не поговорил со мной напрямую? Я не был хорошим боссом и другом?

Он не знал точно, как лучше себя вести – он действовал наугад, будто полз по колосникам с завязанными глазами. Мелисса переложила пистолет из руки в руку и мечтательно улыбнулась.

- Чего ты добиваешься? Риторические вопросы не помогут.

Вчетвером, наступая и пятясь, они приблизились к началу моста. Алекс старался не делать резких движений и не провоцировать нагрянувших по его душу наследников – мешала Эрика в руках Брэдли.

- Добиваюсь честности, - признался режиссёр, - ведь я не обидел твоего брата ни разу.

- Не обидели, - вынужденно согласился Арчер, - ещё и хвалили… Говорят, вы куда добрее старого козла – нашего дядюшки.

- Добрее? Он бы палец о палец не ударил! – осадила Брэдли сестра. - Ты забыл письма, которые мы читали? «…Вы – некая мисс Йорк с распространённой фамилией, а я вас не знаю». Да-да, я выучила!

- Мелисса, пожалуйста…

- Ты только потому и явился, что мы перехватили твой сердечный интерес, - прошипела девушка, указав на Эрику, - а самого-то? Самого совесть не мучила?

- Десять лет назад ты не слышала меня, и сегодня не слышишь…

Раздался первый выстрел. Эрика вскрикнула от неожиданности.

- Это ты не слышишь, - холодно сказала Мелисса, - а я предупреждала: кое-кто пожалеет об упрямстве.Кажется, ночь и вправду ничего не обещала. Ничего хорошего. Алекс удивлённо поднёс руку к правому плечу – пальцы коснулись липкого тепла, сочащегося из аккуратной небольшой дырки в куртке. Совсем как в кино… Только, в отличие от кино, было больно.

- Иди вперёд. Сделаешь пять шагов – и не двигайся.

- Ты надеешься убить меня, не вызвав подозрений?

Распавшийся внутренний механизм собрался и позволил иронизировать. Алекс покорно двинулся к краю площадки, кляня про себя полицию, с их советами и схемами. Что-то там о контроле перемещений, а?

- Мне всё равно, - Мелисса, велев Брэдли следовать за собой, тоже ступила на мост, держа пистолет в вытянутой руке, - я говорила твоей подружке, что догадываюсь о нашей с братом участи. Подстроим несчастный случай, например – убив тебя, мы отомстим за мать.

Эрика непроизвольно дёрнулась, но была лишь крепче перехвачена. Десяток лет и ворох писем озарились короткой вспышкой.

- Исси, не глупи – я не виноват в помешательстве Мэри, - заспорил Алекс, - ты у Брэда спросила, хочет он в тюрьму? Мы всё ещё способны договориться и прийти к согласию, прошу…

Второй выстрел был изящным и точным – пуля, едва не пробив пальцы, вошла несколькими сантиметрами ниже предыдущей раны. Вдох сквозь сжатые зубы, полный ужаса взгляд Эрики. «Молчи… Во имя всех святых, молчи – отвлекающие манёвры наконец-то начали удаваться». Он качнул головой на её непрозвучавший возглас. Рука, зажимавшая плечо, тоже стала тёплой и липкой – Алекс подумал, что давно не видел столько собственной крови сразу. Ровно четверть века не видел.

- Ис, может, остановимся…, - неуверенно попытался Брэдли, но девушка оборвала его.

- Заткнись! – и, не опуская оружия, встала напротив Алекса. - Я хочу, чтобы он умолял, как умоляла я, чтобы волновался и чувствовал себя так же неуютно! Чтобы повторилась пьеса, отгремевшая сегодня! Я с удовольствием исполню первоначальный авторский замысел и поступлю так, как Джонатан поступил с Бэзилом. Скажи, что ты хочешь справедливости!

- Хочу, - кивнул хмурый Брэдли, - но скоро наверняка приедут копы – история не закончится гладко.

Девушка презрительно сморщилась.

- Ноешь как в детстве... Но я, в любом случае, прощаю тебя. А в этой штуке, - она повернулась к режиссёру, - патронов много, ну же! Умоляй, мистер Гаррет.

Эрика напряглась, вслед за отцом уловив смутное разногласие. Алекс, превозмогая боль, надавил на плечо сильнее. И вправду, где же чёртовы копы, когда так нужны?! Без них конец довольно очевиден.

- Я готов, если необходимо, - сказал он, сморгнув мельтешение чёрных точек перед глазами, - я могу подарить вам театр и забыть о нашей встрече. Официальное заявление в прессе о наследниках Гордона – и больше никаких интервью и комментариев. Только желанная справедливость. Про сделку никто не узнает, если позволите нам уйти отсюда…

Где полиция? Он говорил и говорил, прекрасно понимая, что надолго красноречия не хватит. О возможностях, о доходе, о славе… Прямо сейчас и прямо здесь он готов был добровольно отказаться от того, что Сэм некогда вложил ему в руки. Брэдли перевёл хмурый взгляд с режиссёра на сестру. Разногласия… В дуэте Йорков первую скрипку играла заносчивая Мелисса, но шанс был. Шанс выбраться из передряги и увести дочь. Эрика, сцепив связанные руки в замок, теребила конец верёвки. Исси в замешательстве сняла шапочку и выбросила в воду – красивые глаза девушки смотрели то дерзко, то настороженно.