0 subscribers

ночь домой. Она знала, что

ночь домой. Она знала, что зализывать раны — это инстинкт, но он не решает проблем. Он не спасает.


Ее уже манила мысль о постели, когда на наладоннике мигнул вызов. Она взяла устройство и присмотрелась. Без имени, но по надежному каналу из источника на планете. «Ну наконец-то». Сорайе не терпелось избавиться от сомнений, которые посеяла Асала насчет работы Узочи. Она взяла кружку и приняла вызов.


Как оказалось, суп она взяла зря, потому что чуть им не поперхнулась, когда увидела возникшее перед собой лицо. Генерал Кинриг улыбнулась в ответ, сложив руки на безупречно чистом столе из лакированного дерева. Форма отутюжена, волосы — чистые, улыбка — непринужденная и хищная.


— Сорайя, — сказала она. — Мы с тобой еще не общались лично.


Сорайя уже сомневалась, что вообще с кем-то общалась, потому что совершенно забыла, как это делается.


— Я…


Генерал подняла ладонь.


— Мне говорили, что ты занятая женщина, так что сразу к делу. Полагаю, ты уже знакома с моими друзьями, агентом Асалой и Нико ав Экремом? Я знаю, что они здесь. Я знаю, что они ищут. Я знаю, что наверху у тебя налажена связь со всеми, и у всех — с тобой. И я знаю о «Веле».


Теперь вместе с даром речи Сорайи пропала и комната — комната и последние крупицы надежды, которые она не хотела отпускать. Она облизала губы.


— Не понимаю, о чем вы говорите.


Генерал рассмеялась.


— Право, я же сказала, что не хочу тратить твое время. Зачем ты тратишь мое?


Сорайя промолчала.


— Ну хорошо. Ты можешь хотя бы выслушать. Учитывая привычку Хайяма влезать туда, куда не просят, наши интересы, возможно, совпадают. Я имею в виду — мои и твои. Их операция не идет на пользу мне — и сомневаюсь, что идет на пользу тебе. Возможно, у нас получится… помочь друг другу. — Кинриг говорила так, словно ей было больно от собственных слов, но улыбка