0 subscribers

Спикеры палаты госдумы негодуют

Спикеры палаты госдумы негодуют и хотят видеть вас. Поэтому сейчас вы отправитесь к ним вместе с Гербертом Шнайдером, если не возражаете. Герберт живет в Соборе Святого Патрка. То есть я хочу сказать, у него в квартире. В Соборе многие его знают. Поэтому там не будет толпы журналистов, а многие дмы госода будут на вас смотреть. А некоторые мужчины пожелают в вас поухаживать. Это весьма соблазнительно. Но никаких рманов. Ниакого флирта. Никаких постельных сцен. Только чтение лекций. Этого требует протокол. Герберту за это платят, и он хочетвсем пказаь, что он человек занятой. Всего вам доброго, господин Кавалеров. Спокойной ночи. Всем до свидания. На это сегодняшняя лекция окончена. Спокойной ночи, мадам Будницкая. Герберт Шнайдер. Спокойной ночи, госпожа Любицкая». Не к мету припомнив всех этих дам, Кавалеров почувствовал тошноту и головокружение. Он медленно вышел в коридор и, сам не понмая зачем, направился вниз по лестнице, перешел улицу и вошел в холл метро, в дальнем его конце светились огни телевизора, за столом сидел швейцар, на стене были развешены какие-то бессмысленные плакаты, а перед ним стояло два чайника и белая эмалированная кружка. На лестнице горел синий глазок, отчего казалось, что лифт идет не в самом низу, а на какой-то другой уровень, скрытый где-то в задней стене. Когда Кавалеров в четвертый раз в жизни поднялся на поверхность земли, он почувствовал, что с ним происходит что-то странное. Вид лестницы был совсем не таким, как утром. Теперь здесь ощущалось какое-то небывалое напряжение, даже возбуждение. Перед подъездом стояли люди, вокруг было много машин, по улице ехали тяжелые грузовики с прицепами. Через дорогу была видна какая-то серая река, над ней висело темное облако и горела далекая оранжевая звезда. Все это казалось непонятным и угрожающим, но такого Кавалеров не мог понять. Он снова повернул назад и медленно пошел по улице.