3 subscribers

Светлый лик правового взаимодействия развеял последние сомнения

Светлый лик правового взаимодействия развеял последние сомнения . На жизнь можно было не обижаться – таким, по выражению Славика, солнцем каждый день в глаза бил Михаил Ходрковский. Я почувствовал, что разговариваю со своей совестью. С удивительной четкостью я понимал все, что она овоит. Я вспоминал свое собственное отношение к этому высказыванию, как к составной части своего рационального ум. Отчаст, конечно, то действитльно была составляющая моего ума. И между ними не было такой глубокой разницы, как думал Славик – в нем были и рациональность, и своеволие, и желание недостижимой роскоши, и страх потерять ее навсегда. Я понял, что уже забыл – то это такое, а память не позволила мне вспомнить, что я ее потерял. Ее никогда и не было – этой памяти. А я всегда знл только то, что мне передавали через ту силу, которая по воле мирового разума поддерживала во мне жизнь. И это знани без остатка поглотил идиотизм существования. Оно было лишено той внутренней логики, по которой создаются и обрабатываются ивые и метвые идеи – если, конечно, они не превращались в жизнь и смерть самопроизвольно по мановению чьей-то невидимой уки. Я мог бы сказать что-нибудь Славику, но не стал. Ведь если они оба сказали правду, то это была бы еще одна правда. А ложь не может быть правдой. Я не стал думать об этом. Но каждая фраза, которую я знал на местном языке, застревала в мозгу и мешала размышлять. И я вынужден был делать усилия над собой, чтобы не думать о совершенно неизбежном. Надо было решать, что делать дальше. Из-за отсутствия кровати я выглядел смешно и нелепо. Вернее, ничего смешного и нелепого во мне не было, но из-за того, что вся моя одежда превратилась в короткую юбчонку, я напоминал попавшегося под ноги влюбленному воробья. Я подумал, что нужно куда-нибудь уйти, и чтобы меня никто не видел. Я встал, прошел несколько метров и вышел на улицу.