«Король не хочет, чтобы я даром его зятем стал, вот и послал он меня за тремя золотыми волосами Деда Всеведа». Старушка улыбнула | Дарья Ковтунова | Яндекс Дзен
0 subscribers

«Король не хочет, чтобы я даром его зятем стал, вот и послал он меня за тремя золотыми волосами Деда Всеведа». Старушка улыбнула

«Король не хочет, чтобы я даром его зятем стал, вот и послал он меня за тремя золотыми волосами Деда Всеведа». Старушка улыбнулась и говорит:

«Дед Всевед, это сын мой, Солнце ясное. Утром — он младенец, в полдень — взрослый, а к вечеру — старый дедушка. Я тебе помогу заполучить три волоса с его головы, недаром я тебе крестная. Только, сыночек мой, просто так поджидать его здесь нельзя. Мой сын хоть и добрая душа, но как вернется вечером голодный, может тебя ненароком изжарить и съесть на ужин. Вон в углу стоит кадушка, я на тебя ее и опрокину».

Поплавок попросил крестную узнать у Деда Всеведа ответы на все три вопроса, которые ему по дороге задали.

«Я спрошу, — сказала бабушка. — А ты примечай, что он скажет».

Вдруг поднялся на улице ветер и через западное окно влетело в светлицу Солнце, старый дедушка с золотой головой.

«Чую, чую человечину! — сказал он. — Кто тут у тебя, мать?»

«Ты моя звезда неугасимая, ну кто здесь может быть, кто от тебя укроется? Ты целый день летаешь по миру божьему, нанюхаешься человечины, вот тебе человечина и вечером всюду чудится!»

Старичок на это не сказал ни слова и сел ужинать.

После ужина положил он свою золотую голову на колени к матери и за дремал. Когда увидела она, что он спит, вырвала у него один золотой волос и бросила на землю. Зазвенел он как струна.

«Чего тебе, мать?» — спросил старичок.

«Ничего, сынок, ничего! Задремала я и приснился мне дивный сон».

«Что же тебе приснилось?»

«Приснился мне один город. В городе том был родник с живой водой. Больной этой воды напьется — выздоровеет. А покойника покропят — он оживет. Только вот уже двадцать лет из этого родника вода не течет. Как тут делу помочь, чтобы она снова потекла?»

«Помочь легко. В том роднике завелась жаба и не дает воде течь. Стоит жабу убить, родник вычистить, и потечет вода как раньше». Когда старичок снова уснул, вырвала у него мать еще один золотой волос и бросила на землю.

«Ну, что с тобой опять стряслось?»

«Ничего, сыночек, ничего! Задремала я и приснился мне дивный сон. Будто стоит город великий, а в том городе растет яблоня, что родит молодильные яблоки. Кто состарится, съест такое яблоко, и помолодеет снова. Только вот уже двадцать лет не родит эта яблоня никаких яблок. Как тут делу помочь?»

«Делу помочь проще простого. Под деревом змея живет и пожирает ее силы. Стоит змею убить, яблоню пересадить и все будет снова по-старому».

Потом старичок опять уснул, а мать вырвала у него третий золотой волос.

«Что ты мне сегодня спать не даешь?» — недовольно спросил старичок и собрался вставать.

«Лежи, сыночек, лежи! Не гневайся ты на меня, разбудила я тебя нечаянно. Пришла на меня дрема и приснился мне дивный сон. Будто живет на свете перевозчик, и вот уже двадцать лет перевозит он людей через черное море. И никто его от этого тяжелого труда освободить не может. Как тут делу помочь?»

«Сын глупой матери! Пусть он сунет весло кому-нибудь в руки, а сам выскочит из лодки на берег. Вот и будет там другой перевозчик. Ну а теперь оставь ты меня в покое. Мне завтра рано вставать надо, слезы королевской дочери высушить, что она наплакала за ночь из-за своего мужа, сына угольщика, которого король послал принести три моих золотых волоса».

Поутру снова забушевал ветер на улице, а на коленях у своей матери вместо старичка проснулось прекрасное золотоволооое дитя, ясное Солнышко. Попрощалось оно с матерью и через восточное окно улетело прочь. Старушка приподняла кадушку и сказала Поплавку:

«Вот тебе три золотых волоса. А что Дед Всевед говорил, ты и сам слышал. Теперь возвращайся-ка ты домой. Меня ты не увидишь больше, потому что я тебе не понадоблюсь».

Поплавок старушку поблагодарил от всего сердца и в путь отправился.

Сначала пришел Поплавок во второй город, и король спросил его, что за новости он несет.

«Хорошие новости, — сказал Поплавок. — Прикажите выкопать яблоню. Там, среди корней, найдете змею. Змею убейте! Потом пересадите яблоню, и будет она снова родить молодильные яблоки».

Король приказал все сделать так, как говорил Поплавок, и яблоня за ночь покрылась цветом, точно ее розами осыпали. Король от радости подарил Поплавку двенадцать коней, черных, точно вороны, и наложил на них столько богатства, сколько могли на себе унести.

Пришел он в первый город, и король спросил его, что за новости он несет.

«Хорошие новости, — сказал Поплавок. — Прикажите родник вычистить, жабу, что сидит на источнике, — убить, и потечет вам снова живая вода».

Король приказал все сделать так, как говорил Поплавок. А как увидел, что вода из родника снова забила, подарил Поплавку двенадцать белых, как лебеди, лошадей, а на них наложил столько золота, серебра и драгоценных камней, сколько на себе унести смогли.

Поплавок пошел дальше. Вот пришел он на берег черного моря, а перевозчик его и спрашивает, узнал ли он, как ему освободиться от злой доли.

«Все узнал, — ответил ему Поплавок, — только ты меня сначала перевези на другую сторону, а потом я тебе расскажу».

Перевозчик сначала упрямился, но когда увидел, что делать нечего, перевез его вместе со всеми конями.

«Вот ужо будешь кого-нибудь перевозить, — сказал ему после этого Поплавок, — дай ты ему весла в руки, а сам выпрыгни на берег! Тот, кого ты перевозил и станет вместо тебя перевозчиком».

Король глазам своим не поверил, когда увидел, что Поплавок принес ему три золотых волоса Деда Всеведа. А дочка его плакала, но теперь уже не от горя, а от радости, что ее муж наконец вернулся.

«А откуда же ты коней достал и богатство превеликое?» — спросил его король.

«Получил в награду», — сказал Поплавок и принялся рассказывать, как помог одному королю молодильные яблоки вернуть, что стариков в молодых превращают, а второму королю — живую воду, что больных здоровыми делает, а мертвых — живыми.

«Молодильные яблоки! Живая вода! — прошептал про себя король. — Вот бы мне попробовать хоть одно яблочко, стал бы я снова молодым, а если бы даже и умер, покропили бы меня той водой, и я бы ожил снова!»

Недолго думая, собрался он в путь за молодильными яблоками и живой водой, — только до сих пор не вернулся. Сделался он перевозчиком на черном море.

А сын угольщика стал королевским зятем, как ему предсказала фея.

Седьмая сказка лужицко-сербская

Звенящая липа

Жили-были отец и мать и была у них дочка. Не успела дочка вырасти, как у нее умерла мать. Вот однажды пошла девочка к своей крестной прясть пряжу, а та принялась ее уговаривать, чтобы попросила она отца, взять ее в жены.

«А потом, — обещала ей крестная, — ноги я тебе буду мыть в молоке, а голову в пиве».

Отец взял крестную в жены и в первый день она умыла своей падчерице ноги в молоке, а голову в пиве. Но уже на второй день она забыла свое обещание и невзлюбила падчерицу.

В скором времени родились у мачехи три дочери, первая — одноглазая, вторая — двуглазая, а третья — трехглазая. С тех пор пришлось падчерице самой пасти коров, а мачеха давала ей с собой на целый день кусок хлеба да сыр с перцем. Только все равно щечки ее алели куда больше, чем у всех трех сестер вместе.

Мачехе очень хотелось узнать, отчего это ее падчерица так хорошеет. Вот и послала она однажды вместе с ней на пастбище свою одноглазую дочь, чтобы та выследила, отчего у падчерицы так щечки алеют. Выгнали они коров, а Одноглазка и говорит:

«Садись-ка, заплети мне волосы».

Падчерица принялась ее причесывать да потихоньку приговаривать:

«Спи, глазок, спи».

Одноглазка уснула. Тут пришла корова-пеструха и дала падчерице из одного рога поесть, а из другого — попить. Вечером пригнали они коров домой, а мачеха начала свою дочку выспрашивать, как мол и что, только та ничего не видела.

На следующий день погнала коров пасти вместе с падчерицей вторая дочь. Пришли они на луг, а она и говорит: «Причеши мне волосы».