Что потом делалось в риге, никто и не знает. Только к утру вся пшеница была обмолочена, зерно в мешки собрано, солома в стог

Что потом делалось в риге, никто и не знает. Только к утру вся пшеница была обмолочена, зерно в мешки собрано, солома в стог сметана. Граф очень удивился, а потом и говорит:

«Ну а теперь бери столько, сколько на спине унесешь». — Думал он, что черт унесет на спине два-три мешка от силы.

А черт поплевал на ладони и забросил на спину все мешки с пшеницей, всю скотину, хлев, конюшни, словом, все графское хозяйство. И побежал со всем этим к бедняку.

Бедняк своим глазам не поверил, когда черт поставил перед ним все графское хозяйство. Только графа там не хватало. Стал тогда бедняк графом.

А потом и говорит черт новоявленному графу:

«Не изволите ли вспомнить, господин граф, как однажды в лесу, когда еще вы бедняком были, пропал у вас из кармана кусок хлеба?»

«Как не помнить».

«Так вот за этот кусок хлеба и получили вы от меня графское хозяйство. А теперь мы квиты», — сказал черт.

Бедняк почесал в затылке:

«Так значит ты черт из пекла! Что же ты мне сразу не сказал, ох и задал бы я тебе работу!»

«Ни один человек еще не придумал такую работу, с которой бы мне не справиться, — засмеялся черт. — Выдумывайте сколько хотите, я все равно в два счета все сделаю».

«Ладно, дам я тебе две задачи. Слушай внимательно! Принеси мне вот на этот луг всю самогонку, которую по всему свету гонят. Вот тебе и первая задача».

Черт и глазом не моргнул, исчез и через секунду уже складывал на лугу полно бочек, бочонков, бутылей и всюду в них был самогон со всего света.

«Правда ли, что ты принес мне весь самогон, который был?» — спросил граф черта.

«Ясное дело», — ответил черт.

«Ну, ладно. А теперь принеси мне еще одну бутылку самогона!»

Черт озадачился, поскреб в затылке. Откуда же теперь взять бутылку самогона, раз весь он вот здесь на лугу лежит? Плюнул он со злости, исчез и никогда больше не появлялся.

• •

Докончил портной свою последнюю сказку, и вдруг случилось дело невиданное и неслыханное: печальная царевна перестала плакать.

Что потом делалось в риге, никто и не знает. Только к утру вся пшеница была обмолочена, зерно в мешки собрано, солома в стог

Тогда подошел к ней кузнец и говорит:

«В нашем краю, царевна Несмеяна, живут русские, белорусы и украинцы. И рассказывают они сказки еще прекраснее. Стоит только их послушать, и наверняка захочется улыбнуться».

Первая сказка украинская

Русалка

Что потом делалось в риге, никто и не знает. Только к утру вся пшеница была обмолочена, зерно в мешки собрано, солома в стог

Жил-был на свете молодец и был он сыном министра в одном царстве. Молодца звали Йосип. Но чего не было у этого Йосипа, так это памяти. Вышел он из дома на двор, и забыл зачем, хотел обратно вернуться, да забыл, г}е двери. Однако был этот молодец ловкий да пригожий, и больше всего на свете любил охотиться, только отец его в лес не пускал, боялся, что обратно дорогу не найдет.

Как-то раз просил он отца так долго и так жалостно, что отец сжалился над ним и согласился:

«Ладно, — сказал он, — иди себе на охоту. Только с тобой я пошлю своего слугу. Смотри, пусть он от тебя ни на шаг не отходит, а то быть беде».

Йосип поблагодарил, сели они со слугой на коней и поехали. Ехали-ехали, приехали к темному лесу и увидели зайца. Йосип сорвал ружье с плеча, подстрелил зайца и помчался за ним. Слуга отстал, потерял Йосипа из виду и так его и не нашел. Вернулся слуга домой и рассказал министру все как было и как Йосип исчез, точно сквозь землю провалился. Отец закручинился и стал себя во всем обвинять. Йосип-то был у него единственным сыном.

А между тем Йосип блуждал по лесу, пока не пришел к большому пруду. В том пруду купалось двенадцать девушек. Йосип глаз от них не мог оторвать, так они были красивы — одна другой прекраснее. Девушки эти были русалки.

Долго смотрел на них Йосип, потом набрался смелости, подкрался ближе, схватил платье одной русалки и спрятал под рубашку.

Вскоре вышли девушки из воды, одиннадцать оделись, а двенадцатой было не во что. Тут подошел к ней Йосип и говорит:

«Не ищи свое платье, оно у меня. Коли доведешь меня до замка, я тебе его отдам. Самому мне туда не добраться».

Что оставалось делать бедной русалке? Повела она Йосипа домой.

Только и дома не отдал Йосип русалке ее платье, спрятал его, а ей подарил новое. Русалка без своего платья не могла вернуться в пруд, вот и осталась она у Йосипа.

Три года жили они счастливо, тихо и мирно. А потом родился у них сын. Однажды забывчивый Йосип ушел из дома и забыл взять с собой ключи от сундука, где было заперто платье русалки. А когда вернулся домой, не нашел ни жены, ни сына. Йосип долго горевал, а потом решил, что пойдет искать их по всему свету.

Долго бродил он по темным лесам, по высоким горам и каждого встречного зверя спрашивал, не видел ли тот его жены и сыночка. Но кого он ни спрашивал, никто и слыхом о них не слыхал. Однажды встретил он старого волка и говорит:

«Не слышал ли ты что-нибудь о моей жене и сыночке?»

«Я сам не слышал, но может быть мой старший брат что-нибудь знает».

Завыл волк изо всех сил и тут же со всех сторон начали сбегаться волки. Последним прибежал старший брат, старый волк, хромой на три ноги. Волк стал всех расспрашивать, но никто ничего не знал. Только старый хромой волк сказал:

«Знаю я, они живут за двенадцать земель отсюда».

Опечалился Йосип, так далеко ему ни за что не дойти, а хромой волк ему и говорит:

«Садись на меня я тебя довезу прямо к ее избушке».

Не успел Йосип и глазом моргнуть, как принес его волк на высокую гору, а на той горе стояла избушка.

«В избушке этой живет колдунья, а вместе с ней ее двенадцать дочерей. Одна из них — твоя жена. Не забудешь, что я тебе сказал?»

Йосип кивнул, но только волк убежал, как он тут же все забыл. Бродил он возле избушки и вдруг увидел мальчика.

«Не знаешь, малыш, где тут двенадцать девушек живет?»

«Как мне не знать, вот в этой избе. Только их всего одиннадцать, а двенадцатая — это моя мать».

Понял Йосип, что перед ним его собственный сын. Поднял он его на руки и побежал вместе с ним в избушку. А в избушке сидела колдунья и со злостью на него напустилась:

«Значит все-таки нашел свою жену? Ну ладно, можешь ее взять, только если узнаешь ее среди двенадцати сестер».

Вскоре прилетели русалки домой и жена Йосипа очень обрадовалась, когда увидела своего мужа. И сейчас же через сына передала ему, что когда он станет выбирать среди двенадцати русалок, она будет вторая справа стоять.

Только Йосип услышал это, сразу же и забыл. Увидел он двенадцать русалок, а свою жену узнать не может и все ходит вокруг них, угадать старается. Так бы и ходил вечно, если бы его жена за рукав не потянула. Он и угадал.

Колдунья видела это и говорит:

«Угадал ты, да не сам. Поэтому можешь со своей женой жить, но только здесь, в моей избушке».

Понятное дело, что ни Йосипу, ни его жене это не понравилось. Они только и ждали, что колдунья перестанет за ними следить, чтобы убежать от нее.

Ждали они, ждали, но колдунья глаз с них не спускала. Только раз задремала она, а жена Йосипа схватила помело, посадила на него Йосипа и сына, сама вперед села, и полетели они через горы и долы, через леса и реки, через двенадцать земель к дому Йосипа.

Но колдунья не долго дремала, проснулась и увидела, что они исчезли. Схватила колдунья волшебную кочергу и полетела вслед за беглецами. Скоро стала она их догонять.

«Дело плохо, — сказала дочь, когда увидела, что колдунья за ними летит. — Ну да ладно, что-нибудь придумаем».

Села она на землю, превратила Йосипа в озеро, сыночка в кувшинку, помело в тополь, а себя в утку и принялась плавать по озеру.

Прилетела колдунья и сразу догадалась, что догнала беглецов. Позвала она уточку:

«Уточка, уточка, ты моя родная доченька, приплыви ко мне, я тебе подарок принесла».

Уточка подплыла к колдунье, а та дала ей серебряный орешек. Уточка схватила быстро орешек, спрятала под крыло и уплыла прочь.