«Что ты с моим любимым конем сделал?»Иванушка только улыбнулся в ответ, слез с коня, а конь почуял, что в седле никого нет

«Что ты с моим любимым конем сделал?»

Иванушка только улыбнулся в ответ, слез с коня, а конь почуял, что в седле никого нет, встал на дыбы, скакнул и сразу же оказался от дворца на сто верст. Морской царь выбежал из дворца и стал коня догонять. А Иванушка поспешил к Настасье Прекрасной. Она его уже поджидала на своем богатырском коне. Иванушка сел к ней и помчались они из царства Морского царя.

Ехали они ехали, близко ли, далеко ли, низко ли, высоко ли, пока наконец не приехали на широкий луг, зеленой травой покрытый. Вот и говорит Настасья Прекрасная Иванушке:

«Милый Иванушка, дом твой уже близко, послушай, что я тебе скажу. Придется нам на время расстаться. Иди-ка ты спокойно домой. Меня не забывай, жди три года и три дня. Только отца своего не целуй, а то обо всем забудешь».

Сказала это Настасья и исчезла, точно ее и не было.

Тогто было радости дома, когда вернулся пропавший сын. Со всеми Иванушка обнялся, со всеми перецеловался и с отцом своим тоже. И забыл он в тот же миг свою Настасью Прекрасную.

Прошел год, прошел другой, прошел третий. Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Иванушка был молодцом хоть куда, вот отец с матерью и подыскали ему невесту. И ровно в тот день, когда три года и три дня тому назад расстался Иванушка с Настасьей Прекрасной, назначена была его свадьба с девицей красавицей. Все было к свадьбе готово, гости собрались, только крестная Иванушки подзадержалась. То вспомнила она, что кур не накормила, то что козу не затворила, то что окно забыла закрыть. А когда уже совсем собралась и все приготовила, услышала вдруг, что кто-то в ворота стучится. Открыла — а за воротами старая нищенка стоит, грязная да безобразная, и говорит:

«Пусти меня к себе передохнуть, уж очень я долго шла и устала».

А крестная ей отвечает:

«Не могу, бабушка, я на свадьбу к Иванушке спешу».

«Мне все равно, пусти меня передохнуть, я подожду здесь, когда ты вернешься».

Крестная растерялась. Не хотелось ей чужую старуху в избу пускать, да и прогнать ее было жалко, такая она была старая да усталая. А старуха уселась уже на лавке возле печи и говорит:

«А какой же подарок принесешь ты своему Иванушке на свадьбу?»

«Какой там подарок? Несу я ему вышитое полотенца. Денег у него и так полно. Из чистого золота мог бы стог наметать».

«Ну коли не денег, так забаву ему принеси».

Крестная удивилась, какая, мол, такая забава, а старуха вытащила из кармана кусок теста, раскатала его, разделила на два равных куска, стукнула каждым куском по столу и сейчас же вместо теста появились уточка с селезнем, да не простые, а с золотыми клювами, да золотыми хвостиками. Разбежались они по разным концам стола, а уточка и закрякала:

«Не забыл ты меня? Не забыл?»

А селезень ей в ответ:

«Не забыл, не забыл, как Иванушка свою Настасью Прекрасную!»

Взяла старуха уточку да селезня, стукнула их об стол и превратились они снова в тесто.

Крестной забава эта понравилась, взяла она тесто, а старуху в избе оставила отдохнуть с дороги.

Старуха ей успела крикнуть вослед:

«Покажи своему Иванушке это забаву еще до того, как родители жениха с невестой благословлять станут!»

Пришла крестная на свадьбу, а там у’же пир идет горой, гости едят, пьют, поют и веселятся, музыканты играют, кругом полно еды да питья, как и положено на свадьбе. Крестная принялась есть и пить и совсем забыла про старуху и про ее забаву. Пришло время родителям благословлять жениха с невестой. Отец с матерью взяли икону, только тут крестная и вспомнила, что ей старуха наказывала. Вот она и закричала:

«Погодите, люди добрые, позвольте мне еще Иванушке забаву одну показать!»

«Что это ты вдруг вспомнила? Не мешай, потом покажешь!»

«Куда там ждать, я сейчас покажу!» — сказала крестная, вынула из кармана кусок теста, раскатала его, разделила на два равных куска, стукнула каждым куском по столу и сейчас же вместо теста появились уточка с селезнем, да не простые, а с золотыми клювами да золотыми хвостиками. Разбежались они по разным концам стола, а уточка и закрякала:

«Не забыл ты меня? Не забыл?»

А селезень закрякал в ответ:

«Не забыл, не забыл, как Иванушка свою Настасью Прекрасную!»

Взяла крестная уточку да селезня, стукнула их об стол и превратились они снова в тесто.

Добрые люди дивились, смеялись, в ладоши хлопали. Только Иванушка побледнел, точно кровь у него в жилах застыла:

«Крестная, скажи мне, кто тебя этой забаве научил», — спросил он ее, когда опомнился.

«Да вот пришла тут ко мне старая нищенка, грязная да безобразная. Она меня и научила».

«А где же она теперь? Позови и ее на свадьбу!» — попросил Иванушка.

Вернулась крестная в избу и говорит старухе, что ее на свадьбу просят пожаловать. А та ей отвечает:

«Куда мне на свадьбу идти, старая я да усталая, грязная да безобразная, на свадьбе и без меня обойдутся».

Только крестная принялась ее уговаривать, мол сам жених ее приглашает. Наконец старуха взяла костыли и пошла.

Пришла старуха на свадьбу, а Иванушка подбежал к ней и принялся ее обнимать, целовать:

«Наконец-то ты пришла, дорогая Настасья Прекрасная!»

А потом и говорит родителям:

«Вот моя настоящая невеста, она меня от смерти спасла, не будь ее, не сидел бы я среди вас!»

Отец с матерью испугались:

«Раэве же это, сыночек, невеста для тебя? Да она тебе и в прабабушки не годится!»

Только Иванушка и слушать их не стал.

Обратились они тогда к старухе:

«Сын наш не в своем уме, так хоть ты, бабушка, его образумь. Ну какие же вы муж и жена. Одарим мы тебя златом-серебром, драгоценными камнями. Только не бери ты нашего Иванушку в мужья!»

А старуха им отвечает:

«Чему быть, тому не миновать. Стену лбом не прошибешь. Не плачьте, не горюйте, я долго не проживу. Стара я, завтра-послезавтра потихоньку умру, а потом Иванушка женится на ровне».

Пришлось родителям с этим смириться.

«Сам во всем виноват, — сказал отец, старый охотник. — Это мне за мою вину наказание».

Вскоре все в округе знали, что у Иванушки объявилась новая невеста. Люди сбежались, началась толчея, все хотели старуху увидеть. Кто жалел Иванушку, а кто над его бедой посмеивался. Так уж всегда у людей бывает: одни сочувствуют, другие злорадствуют.

Тут старуха на них и прикрикнула:

«Гости дорогие, не толкайтесь, расступитесь, а то ведь и меня задавите. Ноженьки у меня хромые, без костылей мне не обойтись!» Подняла старуха костыли вверх, чтобы все видели. Да только подняла, как ноги у нее подкосились и упала она на землю, точно мешок с мукой. Но только она упала на землю, как по всей горнице разлился чудесный свет и старуха превратилась в писаную красавицу, да такую, что ни в сказке сказать, ни пером описать. А Иванушка воскликнул:

«Вот она моя Настасья Прекрасная, моя суженая, ей и быть моей женой!»

И начался тут пир, какого в том краю не бывало. Длился он три недели, днем и ночью, а может быть и теперь не кончился.

Пятая сказка белорусская

Иван Курья нога

«Что ты с моим любимым конем сделал?»Иванушка только улыбнулся в ответ, слез с коня, а конь почуял, что в седле никого нет

Жил-был крестьянин и не было у него детей. Что он только не делал и богу молился и черту свечку ставил — все напрасно. Только на старости лет родился у него сын. Красивый был, сильный был, но вместо ног у него курьи ножки были. Вот и прозвали его Иван Курья нога. Рос Иван не по дням, а по часам, за день вырос в здорового мужика. А вечером и говорит:

«Завтра пойдем, отец, к царю свататься».

Отец испугался.

«Чего это тебе, сынок, вздумалось? Разве можем мы идти к царю свататься?»

«Да ты не бойся», — засмеялся Иван. А на другой день и вправду пошли они к царю свататься.

«Зачем ко мне пожаловали, люди добрые, — встретил их царь, — с жалобой или с просьбою?»

«И ни с жалобой, и ни с просьбою, — говорит отец, — а пришли мы к тебе свататься».