На другой день захотелось Голене ягод.«Иди-ка ты, Марушка, в лес, да насобирай мне ягод».«Ах, сестричка, как тебе такое

На другой день захотелось Голене ягод.

«Иди-ка ты, Марушка, в лес, да насобирай мне ягод».

«Ах, сестричка, как тебе такое в голову могло прийти? Где это видано, чтобы под снегом ягоды росли?» — заплакала Марушка.

«Ты что, со мной спорить вздумала? Принеси ягоды, а не то побью тебя!» — закричала на нее Голена. А мачеха вытолкнула Марушку за дверь и дверь заперла на все запоры.

Марушка горько заплакала и пошла в лес. А в лесу снег глубокий и нигде ни тропинки. Долго плутала по лесу Марушка, голод ее мучил, холод тряс. Вдруг увидела она свет вдали, тот, что вчера видела. Обрадовалась она и пошла на этот свет. Пришла она к огромному костру, а вокруг того костра сидело снова двенадцать месяцев. Большой Январь выше всех.

«Люди добрые! Пустите меня погреться, уж очень я замерзла».

Большой Январь кивнул головой и спросил:

«А за чем ты в лес пожаловала?»

«За ягодами», — ответила Марушка.

«Сейчас зима, а зимой ягоды не растут», — сказал Январь.

«Я-то знаю, — грустно ответила Марушка. — Да сестра Голена с мачехой приказали мне ягоды принести из леса, а не то побить грозились. Помогите, люди добрые, мне их найти!»

Большой Январь встал, подошел к месяцу, что сидел напротив, дал ему посох в руки и говорит:

«Братец Июнь, сядь-ка на мое место».

Июнь сел на самый высокий камень, взмахнул посохом над костром. Огонь поднялся выше, снег быстро растаял, земля зазеленела, деревья покрылись листьями, птицы запели, цветы в лесу расцвели. Наступило лето. В роще точно кто-то рассыпал белые звездочки. Белые звездочки стали превращаться в ягоды, ягоды созрели, и не успела Марушка придти в себя от изумления, как перед ней вся роща точно кровью обагрилась.

«Собирай быстро, Марушка!» — приказал ей Июнь.

Марушка обрадовалась, быстро принялась за дело и скоро насобирала полный фартук. Потом поблагодарила месяцев и побежала домой.

Удивилась Голена, удивилась и мачеха, когда увидели, что Марушка ягоды принесла, да еще полный фартук.

«Где насобирала?» — накинулась на нее Голена.

«В лесу на горе. Там их полная роща».

Голена ягоды взяла, наелась досыта, мачеха тоже наелась, но Марушке не сказали: «Возьми одну, попробуй».

Голена ягодами полакомилась, на другой день ей яблок захотелось.

«Иди-ка ты, Марушка, яблок натрясти в лес».

«Ах, сестричка, откуда же зимой в лесу яблоки возьмутся?» — взмолилась несчастная Марушка.

«Ты что, со мной спорить вздумала? Коли прикажу — слушайся! Не принесешь домой красные яблочки — побью тебя!» — пригрозила ей злая Голена. А мачеха вытолкнула ее за дверь и дверь заперла на все запоры.

Марушка горько заплакала и побрела в лес.

В лесу снег глубокий и нигде ни тропинки. Только Марушка больше не плутала. Сразу побежала она на гору, где горел огромйый костер, а вокруг сидело двенадцать месяцев. Сидели они там и на этот раз. Большой Январь — выше всех.

«Люди добрые! Пустите меня погреться, уж очень я замерзла».

Большой Январь кивнул головой и спросил:

«А за чем ты в лес пришла, что ищешь?»

«Ищу я красные яблочки», — ответила Марушка.

«Сейчас зима, а зимой яблочки не растут».

«Я-то знаю, — грустно ответила Марушка. — Да сестра Голена и мачеха приказали мне яблочки из леса принести, а не то побить грозились. Посоветуйте, люди добрые, где мне их взять?»

Большой Январь встал, подошел к одному из старших месяцев, дал ему посох в руки и говорит:

«Братец Сентябрь, сядь-ка на мое место!»

Месяц Сентябрь сел на самый высокий камень, взмахнул посохом над костром. Огонь вспыхнул красным пламенем, снег растаял, но деревья остались без листьев. По откосам заалела полевая гвоздика, в долине — осенники, в буковой роще папоротник. Тут увидела Марушка и яблоню, а на ней — яблочки.

Потрясла Марушка яблоню и упало одно яблочко, потрясла еще раз и еще одно яблочко упало.

«Поторопись!» — крикнул ей месяц Сентябрь. Марушка подняла быстренько два упавших яблочка, поблагодарила месяцев и домой побежала.

Удивилась Голена, удивилась и мачеха, когда увидели, что Марушка принесла яблоки.

«Где нарвала?»

«В лесу на горе. Там ими вся яблоня усыпана».

«Почему же ты больше не принесла? Наверное все сама по дороге съела?»

«Ах, сестрица, я даже кусочка не откусила. Потрясла я яблоню — упало одно яблочко, потрясла еще раз — упало второе. А побольше нарвать мне не позволили».

Голена с мачехой съели оба яблока. И показались они им такими хорошими да сладкими, ну в жизни ничего подобного не пробовали.

Вот и говорит Голена:

«Дай-ка мне, мать, шубу, я сама схожу в лес за яблоками. А не то нам Марушка опять все по дороге съест. Я и без нее место найду, яблок нарву и слушать никого не стану».

Как сказала, так и сделала.

А в лесу снег глубокий и нигде ни тропинки. Голена долго плутала, пока не увидела вдали свет. Эго был костер двенадцати месяцев. Голена сначала испугалась, но потом осмелела, подошла к огню и стала руки греть.

Большой Январь нахмурился и спрашивает:

«Чего тебе здесь надобно?»

«А тебе какое дело, старый дурак!» — ответила Голена.

Январь нахмурился пуще прежнего, взмахнул посохом над огнем и стал огонь гореть совсем низко. Небо потемнело и повалил густой снег, точно кто-то перину разорвал. Голена заблудилась в метели и навсегда потеряла дорогу.

А дома мачеха ждала ее ждала, да так и не дождалась.

«Видно яблоки ей по вкусу пришлись, вот и оторваться не может», — сказала она, одела шубу, взяла корзинку и пошла в лес.

Осталась Марушка одна дома. Сварила она обед, корову накормила, а Голена с мачехой все не возвращались.

«Как бы с ними чего не случилось», — начала она беспокоиться.

Только ни Голены, ни мачехи увидеть ей больше не пришлось. Осталась Марушка одна в маленькой избенке, с коровенкой да кусочком поля. Вскоре и хозяин нашелся. И жили они вместе тихо да ладно.

Девятая сказка словацкая

Как черт служил у бедняка

На другой день захотелось Голене ягод.«Иди-ка ты, Марушка, в лес, да насобирай мне ягод».«Ах, сестричка, как тебе такое

Пошел бедняк в лес по дрова. В кармане у него был кусок хлеба, ничего больше в избе не нашлось. Работа у него была тяжелая, вот он и не заметил, что по лесу шатается черт из пекла. А черт не придумал ничего лучше, чем украсть у бедняка кусок хлеба. Вот украл он и помчался что было сил в пекло, чтобы похвастаться, какую штуку отколол. Только король всех чертей Люцифер вместо похвалы принялся его честить:

«И не стыдно тебе у бедняка последний кусок красть? В наказание за это будешь ему служить!»

Черт плюнул со злости, но что ему оставалось делать? Оборотился он в деревенского парня и пошел наниматься к бедняку в батраки.

«Этого еще не хватало, — удивился бедняк. — Я и сам себя не могу прокормить, зачем мне батрак? Иди, ищи другого хозяина!»

Но черт все не отставал, говорил, что за свою работу ничего не требует, что если бедняк возьмет его в батраки, то потом не пожалеет.

«Ладно, — сказал бедняк. — Собирайся в лес по дрова, чтобы нам зимой было чем топить».

«Ну, хозяин, эта работа не по мне. Если я начну дрова рубить, скоро весь лес поляжет. А куда нам столько дров?»

«Тогда иди поле пахать», — сказал бедняк.

«Это тоже, хозяин, работа не по мне. Как начну я пахать все кругом перепашу, куда не кинешь взгляд. Куда нам такое большое поле?»

«Так что мне с тобой делать?»

Чёрт и говорит:

«Знаешь, хозяин, найду-ка я себе работу сам».

«Как хочешь», — пожал плечами бедняк.

Черт отправился в замок к самому графу и спрашивает:

«Не надобно ли вам, граф, ловкого работника?»

«Как не надо, работы хватает. Вон три стога пшеницы стоят. Надо бы их обмолотить». — сказал граф.

«Я вам их до утра обмолочу, — говорит черт. — А дадите мне за это столько, сколько я на спине унесу».

«Дам, — засмеялся граф. — Только коли не смолотишь, ничего не получишь».