3 subscribers

Как сказал, так и было.Потом дровосек позвал к себе втости своего тестя, царя.Когда царь приехал, дровосек стал ему свой двор

Как сказал, так и было.

Потом дровосек позвал к себе втости своего тестя, царя.

Когда царь приехал, дровосек стал ему’свой дворец показывать. Дошли они до комнаты, в которой царедворец с неверной царевой дочкой были заперты. Дровосек открыл комнату и все царю рассказал, как было.

Царь разгневался, вынул меч из ножен и отсек царедворцу с черной душой и злым сердцем и своей негодной дочери головы. И говорит:

«Я тебе в жены дам свою меньшую дочь и сделаю тебя своим наследником».

Так и стал дровосек мужем второй царевой дочки, вскоре старый царь передал ему и царство, и дровосек сам стал царем.

А коли захотите к тому царю в гости отправиться, да на собачку и кошечку поглядеть, идите прямиком в его царство. А царство это недалеко отсюда, там, где деревья до неба растут.

Пятая сказка македонская

Охотник и хитрая лиса

Как сказал, так и было.Потом дровосек позвал к себе втости своего тестя, царя.Когда царь приехал, дровосек стал ему свой двор

В одном городе неподалеку от царского дворца жила-была бедная вдова с сыном. Сын этот был хороший да красивый, только сила у него была такая, что все дети его боялись. Один царский сын его не боялся, потому что был сыном царя. Вот и играли они вместе.

Как-то раз играли они вдвоем да так увлеклись, что сын той вдовы нечаянно ударил царского сына по голове. Брызнула из головы кровь фонтаном. Царский сын во дворец побежал отцу жаловаться, а сын вдовы испугался и к матери бегом. Рассказал он ей, как они с царским сыном играли, и как он, того не желая, царскому сыну голову разбил.

«Ох, милый мой сыночек, что же ты наделал? — заплакала мать. — Царь прикажет тебе голову отрубить. Надо жизнь спасать, пока время есть. Беги-ка ты на чердак, возьми отцовское ружье да охотничий пояс и иди, куда ноги понесут, куда глаза поведут. Только торопись. Если тебя здесь застанут, не уйти тебе от смерти».

Сын послушал, побежал на чердак, взил отцовское ружье, опоясался его охотничьим поясом, и помчался со всех ног, даже с матерью не попрощался.

Бежал он целый день без отдыха и ни разу не оглянулся посмотреть, не настигает ли его погоня. Тут и ночь наступила. Лег он поддерево, немного поспал и опять побежал. Так и бежал, пока не прибежал в другое царство. Но и там он бежал до тех пор, пока не оказался в одной пустоши на берегу озера. А озеро это было черным от уток.

«Подстрелю-ка я уточку, да и наемся досыта», — сказал сын вдовы, снял ружье с плеча, подстрелил несколько уток и досыта наелся.

«Куда мне идти? — говорит он потом. — Останусь-ка я здесь. Уток кругом полно, на триста лет хватит. Жить-поживать буду и от голода не умру».

Нашел он неподалеку от озера скалу, построил на ней избу хорошую и стал жить припеваючи, лучше, чем у матери. А есть захотел — настрелял уток.

Прошло время и наступила зима, снежная да морозная. Только сын вдовы о зиме не забыл и вовремя к ней подготовился: запасся дровами на все холода. Сидел он в избе, да у огня грелся.

Та зима была такая суровая, что многие звери умирали от голода и холода. Как то раз увидела лиса, что дым к небу подымается, и помчалась она через сугробы к тому месту, уж больно ей погреться захотелось.

Пришла она к избе и попросила сына вдовы пустить ее погреться. Тот пожалел ее и пустил в избу.

Согрелась лиса, вытянулась у огня и глянула на потолок. А там утки подвешены. Лису голод мучил, и захотелось ей попробовать утятины.

«Будь так любезен, дай мне кусочек утки. Голод меня мучает вот уже несколько дней, — сказала она ему. — Может и я тебе когда-нибудь пригожусь. Я не простая лиса, а лисья царевна».

Молодец был не только красивый да сильный, но и добрый. Вот и дал он лисице утку, а та ее с аппетитом съела.

Прошел день, прошел другой, а лиса из избушки уходить не-собиралась. Да и молодцу с лисой жилось неплохо: и поговорить с кем было, да и в избушке она прибиралась, точно хозяйка. Так и жили вместе.

Через несколько дней почуял дым из избы волк, прибежал под окна и стал просить молодца, чтобы тот его погреться пустил.

«Братец охотник, лисица сестрица, пустите меня в избу погреться, а не то я здесь замерзну».

Молодец как глянул на волка, так чуть с перепугу и богу душу не отдал: такого большого волка ему никогда в жизни видеть не приходилось.

«Что думаешь, лиса, пустить мне волка в избу?» — спросил он.

«Раз уж он пришел, да хорошенько попросил, так пусти, — говорит лиса. — Толыко пусть он пообещает, что на потолок смотреть не будет».

«Коли пришел, заходи, погрейся с нами». — сказал молодец и впустил волка.

Волк вошел в избу, а лиса ему и говорит:

«Послушай-ка, почтенный волк, охотник пустил тебя в избу только с тем условием, что ты на потолок смотреть не будешь. А не то придется тебе из избы на мороз убраться».

Волк на это ничего не ответил и улегся у огня. А как отогрелся немного, стал думать, о том, что ему лиса приказала.

«Отчего же нельзя мне на потолок смотреть, что там у них такое? Хоть одним глазком да гляну, чтобы знать, в чем же дело».

Но лиса от волка глаз не отрывала и не давала ему на потолок глянуть. Наконец волк набрался храбрости и глянул на потолок. А там утки подвешены были. У него от голода даже слюнки потекли.

«Бога ради, братец охотник, дай мне утки отведать. Голоден я, несколько дней ни куска в рот не брал. Может и я тебе когда-нибудь пригожусь. Я не простой волк, а волчий царь».

Дал молодец волку утку, накормил его, хоть жадная лисица — сестрица на него и на волка долго из-за этого сердилась. Потом охотник пошел на озеро, подстрелил несколько уток, ощипал их и подвесил к потолку.

Увидел волк, что в избе не голодно, и подумал:

«Зачем мне по лесу бродить да выть от холода и голода, лучше я в избе останусь с добрым молодцом и лисицей — сестрицей, да в тепле и достатке зиму перезимую».

Сказал волк об этом охотнику и обосновался в избе надолго. Охотник вскоре привык к волку и жилось ему с волком да лисицей неплохо: и поговорить с кем было, и порадоваться. Так они и жили вместе.

Время шло и остановился как-то неподалеку на горе медведь. Огляделся вокруг и увидел, что из трубы дым идет. Понял медведь, что дым от огня, а где огонь, там и тепло. Прибежал он к избе, подошел к окну и видит, что внутри весело горит огонь.

Не спросив разрешения, зарычал он во все горло и вошел в избу, а потом и говорит тем, кто там был:

«Ох, друзья, нравится вам это или не нравится, но я к вам в гости пришел».

«Заходи, медведь, садись у огня, грейся, небось в лесу промерз до костей», — говорит ему охотник.

А лиса добавила:

«Коли пришел, будь нашим гостем, дед — медведь. Только с одним условием, что на потолок смотреть не будешь. А не то тебя охотник из избы выгонит».

Как услышал медведь слова лисы, так сейчас же на потолок и глянул. Был он сильнее всех в избе, никого не боялся, так что не в пример волку и ждать не стал, пока обогреется. А как гляйул да увидел уток, стал просить охотника, чтобы тот ему одну дал.

«Я знаю, добрый охотник, что в этой избе ты хозяин, — сказал ему медведь, и что лиса с волком гости твои. Лисица — сестрица, до петухов да курочек жадная, мне поститься велит, на потолок глянуть не разрешает, боится, как бы я у тебя утку не попросил. Только у тебя и своя голова на плечах. Не слушай ты ее, дай мне одну утку, а то я от голода умру. Знай, что я царь всех медведей, а коли попадешь в беду, помогу тебе я и все мои подданные».

«Твоя правда, дед — медведь, — сказал охотник. — Вот тебе утка и ешь. Да садись к огню, грейся, видно, что ты весь продрог».

Медведь уселся у огня, понравилось ему в избе, и он остался здесь, как лиса и волк. Вскоре охотник привык к медведю, перестал его бояться. И зажили они счастливо.

Через некоторое время заметил дым орел. Прилетел он к тому месту поглядеть, нет ли чего съестного. Вошел орел в избу, а охотник его уже как гостя встречает. И орлу лисица сказала, чтобы он на потолок не глядел. Только так уж на свете повелось, что ежели хочешь, чтобы кто-то чего-то не сделал, так он это сделает обязательно. Поглядел орел на потолок, увидел там подвешенную утку и захотелось ему ее съесть.