0 subscribers

"Все это тоже не имеет значения"

"Все это тоже не имеет значения", - заявил король. Банеру: "Иоганн, я разделяю вашу личную оценку Вильгельма. Я и сам очень высокого мнения об этом человеке". Густав бросил на Акселя быстрый, полушутливый взгляд. "Вильгельм - единственное исключение из моего общего осуждения немецкой породы. Если бы я не знал лучше, я бы поклялся, что он шведский дворянин".

Раздался легкий смех. За исключением шотландца, все мужчины, стоявшие в этой маленькой группе у Рейна, были представителями шведской аристократии и гордились этим.

Это был также, очевидно, день для щелканья пальцами. Теперь король добавил свою собственную версию с толстыми пальцами. "Это за весь этот спор". Он снова взглянул на Оксенстьерна - на этот раз совсем без юмора. "Мне небезразлична Тюрингия, Аксель. По двум причинам".

Твердо, твердо: "Во-первых, потому что я христианин прежде, чем кто-либо другой. Мой титул, моя родословная, мои атрибуты - все это исходит от руки Бога, и никак иначе. Я не забыл, даже если другие монархи забыли, что Господь дал нам эту власть с определенной целью. Пусть другие пренебрегают своим долгом, я - нет. Если король, или принц, или барон не может позаботиться о нуждах своего народа, значит, он не годится для правления. Это так просто. Божья кара таким людям видна на всех страницах истории. Где сейчас римские императоры?".