Аня Вейцер
0 subscribers

Поспешно, почти извиняясь

Поспешно, почти извиняясь, Пьяцца добавил: "Не естественный прирост, конечно! Ну, немного. Но было так много беженцев из других мест".

Плечи Вильгельма опустились. Он вытер опущенное лицо. "Слава Богу", - прошептал он. "По крайней мере, на моей душе этого нет".

Он поднял голову. "Тогда это моя первая просьба. Пожалуйста, сделайте все, что в ваших силах, чтобы и впредь обеспечивать мне кров и комфорт. Что касается второго..."

Ему удалось улыбнуться. Правда, тонкую, но, тем не менее, искреннюю. "Я был бы признателен, если бы вы ничего не делали - не занимали никакой публичной позиции, которая вынудила бы меня публично защищать свои права. Как говорит король, это было бы неловко".

Американцы обменялись взглядами. Густаву было очевидно, что они пытаются найти ответ. И столь же очевидно - на это ушло не более пяти секунд - к кому они обратились за руководством. Вскоре все они уставились на Ребекку, ожидая, когда она заговорит.

Густав испытал определенное удовлетворение, в очередной раз убедившись, что его острый политический глаз не подвел его. Но гораздо большее удовлетворение - по правде говоря, уверенность - он находил в том, что в их делегации был человек, не родившийся американцем, к которому они обратились. Механические волшебники - да. Волшебники - нет.