0 subscribers

На мгновение стало тихо.

— Масленок боровой! — прошептала Серношерстка. — Если мы срочно чего-нибудь не найдем, они нас поймают и засадят в зоопарк.

— Зоопарк? А что это такое? — спросил Лунг, поднимая морду из воды.

Час назад он приземлился в большом городе, в самом темном углу, какой они сумели отыскать, вдали от улиц, даже сейчас, ночью, полных света и шума. С тех пор они переплывали из одного грязного канала в другой, пытаясь найти себе убежище на день. Но, как ни напрягала Серношерстка свои кошачьи глаза и острый нюх, нигде не было убежища, достаточно большого, чтобы спрятать дракона, и которое не пахло бы людьми. Ими пропахло все, даже вода в канале и мусор, плававший в этой темной жиже.

— Что такое зоопарк? Я тебе как-нибудь в другой раз объясню, — проворчала Серношерстка. — Впрочем, вероятнее, что они сделают из нас чучела. Вот черт, мне придется часами смывать эту грязь с твоей чешуи.

Как серебристая змея, скользил Лунг по грязному каналу, под мостами, мимо серых стен. Серношерстка все посматривала с тревогой на небо, но предательское солнце пока не проглядывало.

— Сюда! — вдруг сказала она громким шепотом, показывая на высокое здание, о чью сплошную, без единого окна, кирпичную стену билась вода канала. — Видишь люк? Ты в него, пожалуй, пролезешь, если постараешься. Плыви туда, мне нужно все это обнюхать.

Дракон осторожно подплыл к стене. Прямо над водой виднелся большой погрузочный люк. Полусгнившая деревянная дверь, которая его когда-то прикрывала, висела на одной петле. Серношерстка проворно спрыгнула со спины Лунга, уцепилась за выступ стены и просунула голову в отверстие, принюхиваясь.

— Похоже, все в порядке, — прошептала она. — Людей здесь не было уже много лет. Ничего, кроме мышиного помета и пауков. Пошли.

И она мгновенно исчезла в темноте. Лунг поднялся из воды, отряхнулся и протиснул чешуйчатое тело в люк. Он с любопытством оглядывался в человеческой постройке. Ему никогда еще не приходилось видеть такое здание изнутри. Оно ему не понравилось. Вдоль отсыревших стен громоздились большие деревянные ящики и подгнившие картонные коробки. Серношерстка с интересом обнюхала их, но ничем съестным здесь не пахло.

Лунг устало опустился на пол возле люка и выглянул наружу. Он никогда еще не летал так далеко. Крылья у него болели, а город был полон тревожащих звуков и запахов. Дракон вздохнул.

— Ну, что такое? — Серношерстка устроилась между его лап. — И кто у нас тоскует по дому? — она открыла рюкзак, вытащила пригоршню грибов и сунула ему под нос:

— Вот, понюхай, чтобы заглушить эту вонь. Нашей подруге Крысе она бы, конечно, понравилась. А мы постараемся убраться отсюда как можно скорее, — она ласково погладила Лунга по грязной чешуе:

— Поспи пока. Я тоже ненадолго прилягу, а потом уж пойду разыскивать кузена Крысы.

Лунг кивнул. Глаза у него слипались. Он слышал, как Серношерстка тихонечко напевает себе под нос, и ему казалось, что он снова у себя в пещере. Его усталые мышцы расслабились, сон уже протянул к нему мягкие руки — и вдруг Серношерстка вскочила.

— Там что-то есть, — шепнула она. Лунг поднял голову и огляделся:

— Где?

— За ящиками, — одними губами сказала Серношерстка. — Жди здесь.

Она тихонько подошла к штабелю ящиков, поднимавшемуся до самого потолка. Лунг навострил уши. Теперь и он слышал шорох и шарканье ног. Дракон поднялся.

— Выходи! — крикнула Серношерстка. — Кто бы ты ни был, выходи!

На мгновение стало тихо.