Вася Уклер
0 subscribers

Глаза Густава расширились

Глаза Густава расширились. "Ваш отец?" С запозданием он понял, что не поинтересовался девичьей фамилией женщины.

"Абрабанель. Мой отец - Бальтазар Абрабанель".

Король рассмеялся и хлопнул в свои толстые ладони. "Что ж, неудивительно, что ты такое чудо! Бальтазар - отец, а Уриэль - дядя". Он усмехнулся. "Каково это было - расти в такой атмосфере хитрости и интриг?"

Она усмехнулась в ответ. "Вообще-то, очень хорошо, Ваше Величество. Вы знаете моих отца и дядю?"

Густав покачал головой. "Не лично. Только по репутации". Он посмотрел на нее с новым уважением и пониманием.

"Правильно ли я понимаю, что вся семья Абрабанелей решила встать на сторону американцев?"

Ребекка кивнула. "Даже турки. Особенно турки, на самом деле. Дон Франциско Наси уже несколько недель проживает в Грантвилле - нашей столице. Он объявил, что планирует остаться здесь навсегда".

И снова тишина заполнила фермерский дом, пока эта новость впитывалась. Находившиеся в комнате европейцы - шведы, немцы и шотландцы - сразу поняли, что к чему. Они не были крестьянами, хотя и могли разделять некоторые общие предрассудки в отношении евреев. Эти люди, особенно король, были достаточно хорошо знакомы с банковским делом, чтобы понять, что дает Абрабанелю верность Соединенным Штатам. Говоря прямо, это самая лучшая финансовая сеть в мире.

"Кредиты", - размышлял Густав. Его взгляд заострился. "Проценты?"

В ответ Ребекка улыбнулась так широко, что это была почти ухмылка. "Пять процентов годовых. За военный кредит. Четыре процента на все остальное".

Король чуть не поперхнулся. "Пять процентов?" Его бледно-голубые глаза практически выпучились. "Ежегодно?"