0 subscribers

Античное время и средневековье

Первоначальное научное познание морей теснейшим образом связано с определением размеров земли. Эта проблема, как и все основные проблемы, поставлена была греческой наукой. Гомер полагал, что земля представляет собою диск, вокруг которого течёт река Океан. Ионийцы не знали ещё о шарообразности земли. Пифагор первый придерживался мнения, что земля — шар. Доказал это Аристотель. Эратосфен Кщренский определил окружность земли в 250 000 стадий; это почти точно, если допустить, что стадия равна 0,1 морской мили. Мало того, Эратосфен утверждал, что обитаемый мир занимает Vs» а море 2/з земной поверхности — утверждение, замечательное для учёного, который знал только одно внутреннее Средиземное море. В эту же эпоху (середина II в. до н. э.) Гиппарх применяет первые проекции для построения карт. Глубины моря, состав морского дна, течения Средиземного моря, занимавшие уже Геродота и Аристотеля, привлекали внимание или изучались Посидонием (которого цитировал Страбон), Помпонием Мела и Сенекой (II в. до н. э., I в. н. э.). Однако после этого блестящего начала, значительно раньше нашествий варваров, наступает упадок античной науки. Сравнительно с эпохой Эратосфена упадок науки сказывается уже во взглядах Гиппарха и Марьина Тирского: они не признают, что три материка образуют большой остров среди Океана. Естественная история Плиния Старшего полна грубых ошибок. Географ Птолемей (середина II в.) рассматривает Атлантический и Индийский океаны, как большие замкнутые моря, сравнимые со Средиземным морем. Ошибки Птолемея держались в западной науке не только до Колумба, но даже до XVIII в. и сказывались в упорных поисках мореплавателями «Южного материка» в средних широтах южного полушария.