0 subscribers

Старшие дети уже позавтракали и ушли, а мы остались сидеть за столом.

Старшие дети уже позавтракали и ушли, а мы остались сидеть за столом.
   – Ты видел новую собаку Стоверов?
   – Нет, – ответил я.
   – Они считают пса пришельцем из космоса. Причем совершенно серьезно. Вчера я у них была. Животное и вправду странное.
   – Тебя что-то беспокоит?
   – Нет, все отлично.
   – Может, все-таки расскажешь? Мы же всё друг другу рассказываем. Всегда рассказывали – по крайней мере, до сих пор.
   – Что может меня беспокоить, Джек?
   – Ты подолгу смотришь в окно. По-моему, ты изменилась. Стала все видеть иначе и по-другому на все реагировать.
   – Вот и с их псом та же история. Подолгу смотрит в окно. Но не просто в любое окно. Он поднимается на чердак, кладет лапы на подоконник самого верхнего окошка и высовывается. Стоверы считают, что он ждет инструкций.
   – Дениза убила бы меня, если б узнала, что я собираюсь это сказать.
   – Что?
   – Я нашел дилар.
   – Какой дилар?
   – Прицепленный липкой лентой к кожуху батареи.
   – Чего ради я стала бы цеплять что-то к кожуху батареи?
   – Дениза предполагала, что ты это скажешь.
   – Обычно она бывает права.
   – Я говорил с Хукстраттеном, твоим доктором.
   – Я в превосходной форме, честное слово.
   – Он так и сказал.
   – Знаешь, чего мне хочется в такие холодные, пасмурные, серые дни?
   – Чего же?
   – Забраться в постель к симпатичному мужчине. Пойду посажу Уайлдера в его виниловый тоннель. А ты побрейся и почисть зубы. Встречаемся в спальне через десять минут.