0 subscribers

И действительно, грандиозная звездная баталия разрасталась.

И действительно, грандиозная звездная баталия разрасталась. По всему космосу раскалывали бархатную черноту вакуума: фейерверки ослепительных, разноцветных вспышек. Впрочем разве даже самая совершенная пиротехника способна отразить, хотя бы миллионную часть подобного великолепия. Неисчислимые звезды рассыпались алмазными, рубиновыми, топазными, изумрудными, сапфировыми, агатовыми и прочими ярчайшими гирляндами поражая воображения. Но даже они тускнели на фоне взрывов и излучений извергаемыми кораблями. Каждый вид лазера, излучения, готовой взорваться ракеты, схопывателя пространства имеет свой собственный цвет и неповторимый оттенок. Человеческий язык слишком беден, чтобы во всей красе описать космическую битву, то что грандиозно, смертоносно и вместе с тем восхитительно! С чем сравнить миллионы звездолетов и миллиарды вспышек, разве с океаном, где как бриллиант ослепительно сверкает каждая капелька. При этом пребывает в постоянном внешне хаотическом, а в действительности управляемой непреклонной волей движении.
  Рокоссовский командует:
  - Вводи в действие тяжелые ультра-линкоры, постарайся провести прием "кувалда"!
  Громадные корабли от двухсот до пятисот километров в диаметре: как правило похожие приплюснутых китов, утыканных стволами, вилками, антеннами вычурной формы, двигались по периметру. Вот один из исполинов выпустил гиперплазменную кляксу. Приняв форму восьмерки, поражающая субстанция накрыла крейсер. Тот пробовал уйти, но гиперплазма оказалась проворнее, прошив матричную защиту и полупространственное поле таранила борт крейсера. Броня из суперсплава в двадцать один миллион раз более прочного чем титан поддалась. Несколько вращающихся башен были расплавлены, артиллеристы испарились вместе с роботами-прислугой. Относительно безболезненная смерть, так как гиперплазма восьмого уровня распространяется со скоростью в сто миллиардов раз выше световой, а значит болевой импульс не успевает дойти до мозга. А бессмертная файл-душа устремляется в объятия гиперноосферы, что крепко уснуть: ожидая пробуждения. Крейсер горит яркими цветами, пламя подпитывает не только находящийся внутри звездолета кислород, но микро-материя распыленная в вакууме. Своего рода пылинки пребывающие в отрицательном или нулевом измерении, температура в секстильоны градусов вовлекает их процесс горения. Погасить такой гиперогонь трудно, многие большие и малые звездолеты охвачены пожарами, продолжая упорно драться.