Выслушав его сбивчивый рассказ, Цыган разулся, взял в руки ботинки и, поглядев на темное небо с разрезающей его надвое молнией, | Костя Панфиловв | Яндекс Дзен
3 subscribers

Выслушав его сбивчивый рассказ, Цыган разулся, взял в руки ботинки и, поглядев на темное небо с разрезающей его надвое молнией,

Выслушав его сбивчивый рассказ, Цыган разулся, взял в руки ботинки и, поглядев на темное небо с разрезающей его надвое молнией, просто сказал:

– Ну, я на хутор, а ты домой. Если что, будьте наготове с Пузырем. Погоди! – Он огляделся вокруг, расстегнул куртку и потрогал оттопыривающийся карман.

– Не промокнет? – озабоченно спросил Ухо.

– Нет, он в кобуре, – ответил Цыган.

Выслушав его сбивчивый рассказ, Цыган разулся, взял в руки ботинки и, поглядев на темное небо с разрезающей его надвое молнией,

– Ты думаешь, пригодится? – испуганным шепотом спросил Ухо. До сих пор он знал, что Цыган носит револьвер для форса, но сейчас дело предстояло необычное, в него была замешана Горчица, а ради этой девчонки Цыган на многое пойдет. – Как думаешь? – снова тревожно зашептал Ухо. – Пригодится?

– Кто знает… – важно ответил Цыган.

– Цыган, слышь? Бери меня с собой, ведь вдвоем все сподручнее. Может, обождать их в лесу да и цокнуть обоих, а?

– Да следовало б гадов… – задумчиво сказал Цыган, но тут же строго добавил: – Ну, это не нам решать, кого куда… Иди домой, Ухо, а я побегу!

Дождь хлестал по голове и по плечам. Огни в поселке были погашены, по колеям дороги мчались глубокие, бурные ручьи, наверху гудели и путались провода, из леса доносился гул и треск, как будто там ломали деревья. Мальчики бросились в разные стороны: Ухо напрямик через поле, Цыган в лес.

На хуторе никто не спал. Двери в доме были плотно закрыты, окна завешены. На столе горела лампа, а вокруг стола сидели взрослые с озабоченными, серьезными лицами. Выслушав рассказ Динки, вдоволь посмеялись, и, похвалив ее за находчивость, Марина вдруг сказала:

– А все-таки, Ефим, надо подкормить Приму овсом и на всякий случай запрячь ее в бричку. Я, конечно, не думаю, что Петров и этот шпик решатся прийти сюда, но безопаснее для нашего приезжего сегодня же уехать в город.

Ефим, который сидел одетый в плащ из брезента, так как только что собирался бежать на розыски Динки, покачал головой.

– А я так думаю, что лучше ему переждать, потому как Петрова я знаю: уж он, мабуть, по всем станциям дал знать…

Железнодорожник, повесив на спинку стула куртку, с удовольствием пил чай, прикусывая маленькими кусочками сахар. Очков на нем уже не было, и светло-голубые глаза его с удивлением и благодарностью разглядывали Динку.

– Да… Вот так и скажу вашей Лине: хорошая дочка у вас, товарищ Лина, просто, можно сказать, головокружительная девица, – повторял он, время от времени прихлебывая чай. На общую тревогу он реагировал спокойными словами: – Вы тут своих фараонов лучше знаете, так что решайте сами. А я как рекрут: куда надо, туда и поеду!

Солдат, спустившийся с чердака по случаю грозы, смотрел на дело серьезно.

– Собрались мы все тут, и неприятность хозяйке может быть из-за нас большая. Я нашего пристава знаю, он пройдоха большой руки, а за последнее время появился еще и шпик тут. Это, прямо сказать, недаром. Так что мое мнение, что надо ехать. Вот рассветет, и давай, Ефим, отвези товарища на Пущу-Водицу и меня заодно, освободим нашу хозяюшку…

– Дело не во мне, конечно; до сих пор на хуторе было спокойно, – говорила Марина, – но у нас полный чемодан запрещенных брошюр. А теперь еще шрифт, который привез товарищ.

Динка, уже переодетая в сухое платье, сонно моргала ресницами, но, желая слышать окончательное решение взрослых, не уходила спать.

– Да, – протянул Ефим, вставая, – пойду запрягу Приму на всякий случай…

Глава 52

Чудеса в решете

Но Ефим не успел еще выйти, как Нерон грозно заворчал и вылез из-под стола. Все насторожились. Марина молча подала приезжему куртку и указала на окно.

– В случае чего… там лошадь, уезжайте, – быстрым шепотом сказала она и, поглядев на солдата, гордо выпрямилась. – Ну а вас, Ничипор Иванович, мы и тут спрячем!

Нерон еще раз заворчал и, подняв уши, вильнул хвостом. На террасе послышалось шлепанье босых ног, и кто-то быстро застучал в дверь.

– Откройте! Это я, Цыган!

Динка сорвалась со стула и, опередив Ефима, широко распахнула дверь.

– Жук! – ахнула она, втягивая в комнату запыхавшегося от быстрого бега, мокрого до нитки товарища.

– Обыск у вас… чуть свет… Собирайте что надо, я отвезу к нам в лес… И людей давайте. Лучшего места нет. Запрягай Приму, дядя Ефим, – выговорив все это залпом, Жук отозвал в сторону Динку: – Ручаешься за этих людей? – на всякий случай спросил он. – Наше место тайное, разглашать его нельзя, сама знаешь…

– Успокойся, Жук, и расскажи, в чем дело, – попросила Марина. – Мышка, налей ему горячего чаю!

– Какой тут чай! – с укором сказал Жук и быстро-быстро, волнуясь и жестикулируя, рассказал все, что слышал от Уха. – Вот я и предлагаю: собирайте все и давайте людей. Пусть дядько Ефим поедет с нами. Он с Примой назад вернется, а люди ваши пока у нас перебудут, а там будет видно! – закончил он.

– Мама! Скорей! Это самое лучшее, я же тебе рассказывала! Мышка! Собирай все! Ефим, запрягай Приму!

– Да, если так, то это лучший выход. Мышка! Помоги мне! – решилась Марина, поспешно выдвигая ящики и складывая в чемодан книги, брошюры Ленина, привезенные из Самары, газеты и новые листовки.

– А куда же ехать-то? – спросил Ефим и, не дождавшись ответа, вышел запрягать Приму.

Через полчаса все было готово. Запряженная Прима лениво жевала овес. Дождь перестал, буря начинала утихать, но на небе еще блистали зигзаги молнии. Солдат с чувством пожал руку Марины.

– Не забуду я вашей доброй души, – сказал он, залезая с помощью Цыгана в бричку; рядом сел железнодорожник, поставив в ногах Маринин чемодан, Цыган примостился спереди, Ефим, недоуменно покачивая головой, влез на облучок.

– Куда хоть ехать-то? – спросил Ефим, собирая вожжи.

– Ехать к хате Якова, в лес, понимаешь? Ну, туда, где скрипка играет! – быстро пояснила ему Динка.

Ефим остолбенело уставился на нее и уронил вожжи.

– Ты что, шутки шутишь? Куда это к мертвяку ехать? Ну? – зашипел он на Динку.

– Живо, живо! Светает! – торопил Жук.

– Мама! Скажи сама Ефиму! Он ничего не понимает! – взмолилась Динка.

Марина подошла к бричке:

– Ефим! Эти ребята живут в хате Якова, музыканта, и на скрипке играет его сын Иоська! Поезжайте спокойно.

Ефим покрутил головой и тронул лошадь.

– Если встретим легавых, я соскочу и буду стрелять, а вы мчитесь без останову! В лесу около хаты прокукуйте три раза, там мои хлопцы! – объяснил Цыган сидящим в бричке. И чтобы увериться, что его поняли, Цыган быстро спросил: – Понятно, что я сказал?

Солдат кивнул головой:

– Понятно-то понятно, только это не в наших правилах – одного на дороге бросать, а другим тикать!

Железнодорожник усмехнулся.

– Ты бы сам так сделал? – спросил он. Цыган молчал. – Ну вот, то-то и оно, – просто закончил железнодорожник.

Бурная ночь кончилась. На дороге блестели лужи. Прима шла с трудом: тяжелая бричка глубоко погружалась в размытые колеи и со скрипом вытаскивала колеса. Прима напрягала все силы. Ефим слез и, проваливаясь в ямы, шел рядом с бричкой. Цыган с тревогой смотрел вперед. Когда свернули в знакомый лес, Цыган вдруг засмеялся коротким счастливым смехом, и черные, как черешни, глаза его в утреннем свете глядели на сидящих перед ним взрослых людей с неподдельной детской радостью.

– Тут нас уже не догнать! Сюда дороги никому нет! – Он тронул за плечо Ефима: – Ты, дядя Ефим, плохого не думай! Убили Якова и убили! Это особь статья! А на скрипке наш Иоська играл! Он и тебе сыграет, если хочешь!

Ефим покрутил головой:

– Со скрипкой – это ладно. Кто играл, тот пусть и играет, это дело не мое, а вот куда я людей везу, если там вся хата как решето? Ну?

Цыган снова засмеялся.

– А вот я вам и покажу чудеса в решете! – сказал он.

Дорога в лесу, поросшая травой, была легче, и Прима пошла рысью. Ехали долго. Ефим молча встряхивал вожжами и с опаской поглядывал по сторонам.

«Вот так и с Марьяной мы тогда ехали, и сам я, своими ушами, скрипку слышал, – мрачно думал Ефим. Теперь уж он не доверял и Цыгану. – Чистый черт, только рогов не хватает. И крученый такой же. И откуда его Динка знает? Сама-то девка шальная, она и с самим чертом подружится. А Марина тоже доверилась ей… Ну куда я людей везу?»