1 subscriber

"Все еще..." - повторила Мелисса

"Все еще..." - повторила Мелисса. Она тяжело вздохнула. "Но звучит так, будто он меняет политические принципы на военную безопасность и экономическую экспансию".

Она снова вздохнула. "Ну, это несправедливо. Он не сдвинулся ни на дюйм по Биллю о правах. Майк не стал бы. Не в этом смысле. Но я беспокоюсь, что он отдаст взамен столько всего другого, что..."

Квентин фыркнул. "Майк?" Он мрачно рассмеялся. "Мелисса, я когда-то вел переговоры о положениях контракта с этим свиноголовым болваном. Не говоря уже о миллионе жалоб".

Начальник шахты нахмурился. "Я не беспокоюсь об этом. Майк ведет переговоры, как питбуль. Он вернет вам ногу, конечно, после того, как проглотит мясо. Просто..." Он тяжело вздохнул. "О, черт. Просто я консерватор, и я не одобряю радикальных перемен. А то, что предлагает Майк..." Он вскинул руки. "Я имею в виду - Господи! Мне все равно, как вы это называете - чертов король?"

На мгновение - редкое мгновение - он и Мелисса разделили общее возмущение и общее мнение. Затем, одновременно, они разразились смехом.

"Ну", - усмехнулась Мелисса. "Посмотри на это с другой стороны, Квентин. Если мы с тобой смогли как-то ужиться, то, возможно, и эти двое смогут сделать то же самое". Она заглянула в стеклянные двери библиотеки. Густав и Майк были уже на ногах, стояли нос к носу, ревели, бушевали и бурно жестикулировали.

"Тестостерон!" - усмехнулась Мелисса. Ее взгляд упал на Ребекку. "Слава Богу за женский разум".

Квентин фыркнул. Он начал делать какое-то язвительное замечание. Затем, когда его взгляд упал на Ребекку, замечание осталось невысказанным. Фырканье перешло в хихиканье. "Хотите верьте, хотите нет, но я с вами согласен". Хмурится: "Только на этот раз".